«Города, которые воспринимают свой центр как транзитную зону для автомобилей, вымрут» Фото: С.Николаев

«Города, которые воспринимают свой центр как транзитную зону для автомобилей, вымрут»

20 августа 2013 11:08
Беседовал Андрей Сошников

Петербург мог бы заимствовать: принцип организации парков – у Парижа; каналов – у Амстердама и Венеции; проектный менеджмент – у Нью-Йорка. Но чтобы меняться, современному городу нужна адекватная власть. Так считает правая рука легендарного датского урбаниста Яна Гейла, директор его архитектурной фирмы Генриетта Вамберг.

— Генриетта, вы изучали общественные пространства множества городов: Аделаиды (Австралия), Стамбула, Москвы и так далее. Где граждане свободнее реализуют свое право на общественное пространство? И от чего это зависит?

— Это зависит от приглашения. Место должно предлагать людям, чем заняться. В 1960-е годы мой родной Копенгаген очень напоминал Москву и Петербург в их нынешнем виде. Город, в котором доминировало автомобильное движение, где практически не было общественных пространств, к 80-м годам превратился в нынешний комфортный Копенгаген с пешеходными улицами, площадями, набережными и отрегулированным траффиком. Нужно понимать: общественное пространство — это не просто два дерева и две скамейки. Это предложения и функции. Пространства должны дополнять друг друга.

Изменения очень быстро вписались в культурный ландшафт Копенгагена. Люди научились использовать общественные пространства, сформировались неформальные правила совместного пребывания в них. И люди потребовали дальнейших преобразований. Вообще, людям нравится быть на улице.

  • _DSC9321

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9324

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9333

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9349

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9360

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9369

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9378

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9409

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9421

    Фото: Сергей Николаев

  • _DSC9424

    Фото: Сергей Николаев



– Освобождение центра города от автомобилей — это участь всех мегаполисов? Например, американский город Атланта слишком растянут в пространстве, чтобы там можно было передвигаться пешком или на велосипеде. Российские города, возможно, идут по этому пути.

— Я понимаю, о чем вы говорите: такое ощущение возникает из-за низкой плотности застройки. Лос-Анжелес — пример типичного автомобильного города, который в настоящий момент трансформируется в город для пешеходов. Там несколько городских центров, каждый из которых выполняет свою функцию. Низкая плотность застройки не отменяет того факта, что у людей есть запрос на общественные пространства.

Я думаю, города, которые воспринимают свой центр как транзитную зону для автомобилей, постепенно вымрут. Ваше поколение более мобильное, вы просто скажете: этот город не развивается, зачем мне воспитывать здесь своих детей. Лучше я уеду отсюда. Молодежь легко перемещается в глобальном и национальном масштабе.

— Власти Петербурга огораживают газоны в центре города, чтобы на них нельзя было сидеть. И большинство горожан поддерживает такую политику. Как должны решаться конфликты между консервативным большинством, которое всегда против перемен, и меньшинством, которое хочет, «как в Европе»?

— Начинать нужно с временных преобразований в ограниченном масштабе. Нужно спросить у людей: каким они хотят видеть будущее того или иного общественного пространства. Проанализировать, чем они занимаются на данной территории, и чем хотят заниматься. Возможно, провести локальный референдум. Чаще всего людям нравятся перемены. И они хотят дальнейшего развития. Невозможно прийти в город с готовым решением. Количество критических голосов резко снижается, когда власти просто разговаривают с людьми. Разговаривать — это не значит всегда идти на поводу у общественного мнения. Это значит вести диалог.

— Инициативные граждане предлагают свои стратегии развития города. Крупный капитал — свои. Первые не всегда отличаются адекватностью и профессионализмом, вторые везде ищут прибыль. Кого должна слушать власть?

— Нужно слушать всех. И находить баланс между разными точками зрения. Баланс между местными жителями, людьми, которые приезжают работать на конкретную улицу, лавочниками и наконец, городскими службами, которые обеспечивают безопасность и функционирование территории. Хорошему городскому правительству удается выстраивать такой диалог. Каким образом? Власть должна первой предложить проект изменений. Власть должна четко понимать и объяснять, к чему она стремится. Сначала нужно предложить проект, потом коммуницировать с людьми. В некоторых городах власти, насколько я знаю, не имеют такой картины будущего. Это очень плохо.

— В Петербурге сейчас обсуждается предназначение нашего города: должен он быть административным, деловым или культурным центром. От выбора стратегии зависят инвестиции в городской бюджет. Может ли город сосредоточиться на чем-то одном? 

— Это классическая дилемма европейских городов 70-х годов XX века: какое предназначение выбрать. Москва — достаточно мощный бизнес-центр. Петербург всегда был силен своей культурой. Петербург может быть «мозговой» столицей России, городом студентов и университетов. Это не значит, что нужно ущемлять бизнес в пользу культуры. Эти траектории развития легко уживаются вместе. Нужно стремиться, чтобы людям было комфортно жить и работать в городе. Качественная стратегия развития никогда не бывает настолько прямолинейной.

— В условиях Петербурга ставка на крупный капитал означает изменение облика исторического центра, который считается большим музеем под открытым небом. Как вы считаете, современная архитектура пойдет на пользу Петербургу?

— История всех европейских мегаполисов демонстрирует: нужно постоянно развивать и обновлять город, в том числе исторический центр. Петербург — не единственный «музей под открытым небом», и я могу сказать, что такой тип исторического центра постепенно отмирает. Но когда происходят наслоения на историю, это, безусловно, должно делаться с уважением к наследию и пониманием архитектуры города. Все зависит от адекватности той или иной затеи. Строить здания в стиле 1950-х годов сейчас не нужно.

— Как вы думаете, по пути какого европейского города Петербургу следовало бы пойти?

— На этот вопрос тоже нет однозначного ответа. Все, что касается парков, вы можете заимствовать из парижского опыта. Касаемо каналов — из опыта Амстердама и Венеции. Как можно активировать малые пространства — из опыта Лондона. Проектный менеджмент и как реализовывать проекты быстро — из опыта Нью-Йорка. Это должен быть микс лучших решений с перенесением их на российскую почву.

— Назовите книги по современному урбанизму, которые полезно будет прочитать жителям Петербурга.

— Книга моего босса Яна Гейла — «Города для людей» (2010) и «Смерть и жизнь больших американских городов» Джейн Джекобс (1961). Первая повествует о том, как люди воспринимают городское пространство. Вторая — о такой неведомой для архитекторов 60-х годов вещи, как малые масштабы.

Подробнее о проекте SAGA (преобразование общественного пространства) — в специальной группе в Facebook.



По теме