Петербург для будущих поколений: сохранять и развивать Фото: Олег Золото / MR7

Петербург для будущих поколений: сохранять и развивать

19 сентября 2022 17:50
MR7

Градозащитники и архитекторы сели за стол переговоров, чтобы обсудить эстетику архитектурно-городской среды.

Что можно сносить в Петербурге, а что неприкосновенно? Как воссоздавать утраченные в прошлом объекты? И кто должен всё это решать — жители, профессиональные архитекторы или следящие за соблюдением законов юристы? Ответить на эти вопросы попытались эксперты, собравшиеся в минувшую пятницу в пространстве mArs на Марсовом поле. До консенсуса ещё далеко, но диалог уже начался.

Законы не спасли от проблем

Обсуждение накопившихся вопросов прошло по инициативе Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге. Модерировали встречу журналист, главный редактор журнала «Город 812» Сергей Балуев и член попечительского совета фонда Анна Хмелёва.

Задал тон дискуссии архитектор Александр Кицула.

— У меня нет представления, как решить все проблемы в развитии городской среды. Но несколько лет назад было ощущение, что сделать это поможет юридическое регулирование в вопросах строительства. Родилось огромное количество законов: 820-й с многочисленными поправками, Правила землепользования и застройки, — напомнил Кицула. — Но четкое выполнение этих требований не является гарантией, что будет принято хорошее архитектурное решение. Особенно в центре города. Там практически каждый случай требует индивидуального решения. Мне кажется, что пришло время сделать несколько шагов назад в законодательном регулировании.

Справка

Александр Кицула
 — архитектор, профессор Международной академии архитектуры, вице-президент Союза архитекторов Санкт-Петербурга. Один из авторов часовни на Троицкой площади, построенной в честь 300-летия города, бизнес-центра «Сенатор» на Большом проспекте В.О., 80, жилого дома на Куйбышева, 26, к. 2, реставрации зданий в Пушкине и других объектов.

По мнению архитектора, для дальнейшего органичного развития города необходимо отходить от модели, когда решение о новом строительстве или реставрации принимается в органах власти и в дальнейшем отдаётся на откуп застройщика. В этой схеме нужно пересмотреть роли: город должен взять на себя больше ответственности в регулировании — установке для строителей чётких параметров, выдаче готовых проектов планировки и межевания, чтобы застройщикам оставалось лишь нанять архитектора условно для прорисовки фасада.

Участники круглого стола сошлись во мнении, что действующее законодательство не совершенно как для добросовестных застройщиков, которые не могут реализовать свои планы, так и для недобросовестных, которых оказывается сложно привлечь к ответственности.

При этом, по словам Кицулы, в обсуждениях планов сносов, застройки или реконструкции должны активнее участвовать эксперты — в том числе историки, краеведы, градозащитники, а также местные жители.

Мнение жителей важно, но факультативно

Значение местных сообществ в принятии решений вызвало споры у участников круглого стола. Вспомнили историю с борьбой за сквер возле Музея Достоевского в Кузнечном переулке, где планировалось построить новое здание, что вызвало недовольство людей.

— Их (местных жителей. — Ред.) никто не спрашивал, — напомнил активист Центрального района Ярослав Костров. — Им невдомёк, что мы собираемся, обсуждаем. Их просто выключили. А с ними нужно общаться.

— По любому проекту в центре города кто-то будет против. Даже если речь про 100-процентное восстановление храма, например — храма Рождества Христова на Песках (6-я Советская, 19. — Ред.), — всё равно против, — заметил журналист, редактор издания «Канонер» Дмитрий Ратников. Он считает, что мнение жителей хоть и нужно знать и учитывать при решении градостроительных вопросов, но оно должно оставаться факультативным, не основным при принятии решения.

— Если мы будем полагаться на мнение жителей, то не получится построить ничего ни в центре, ни на окраинах, — отметил Ратников.

Своеобразным буфером между профессионалами и простыми людьми в этой ситуации давно выступают общественные организации — градозащитное движение. По словам зампреда «Общества защиты памятников «Старый Петербург» Александра Кононова, в Петербурге и Москве горожане довольно активны, но не всегда способны понять, что им делать и как реагировать на происходящее, поэтому они идут за помощью к общественникам.

— Чаще всего к нам обращаются люди и говорят, что вот тут будет какая-то стройка, но они не понимают, куда обратиться, чтобы её остановить. 90% работы у нас — это инициатива от людей, — рассказал Александр Кононов.

Справка

Ярослав Костров — активист, один из создателей паблика «Центральный район за комфортную среду», экс-кандидат в депутаты ЗакСа. Занимается различными проектами — экологическими, спортивными, градозащитными — в Центральном районе.

Дмитрий Ратников — журналист, создатель и главный редактор издания «Канонер», уделяющего большое внимание вопросам застройки города и градозащиты.

Александр Кононов — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела библиографии и краеведения Российской национальной библиотеки, бывший заместитель председателя петербургского отделения ВООПИиК, заместитель председателя недавно созданного «Общества защиты памятников «Старый Петербург».

WhatsApp Image 2022-09-17 at 18.45.57.jpeg

Фото: MR7
Градозащитники и градостроители собрались за одним столом

Запас идей

— Мы живём в разных парадигмах. Градозащитное сообщество состоит в основном из историков, гуманитариев, которые исповедуют ценности традиционной архитектуры. А мы архитекторы, мы жертвы определённого процесса, мы получали образование в модернистической парадигме, — говорит вице-президент Союза архитекторов, заслуженный архитектор Михаил Мамошин.

Впрочем, по его мнению, есть способы примирить две эти стороны. Например, в этом могут помочь нереализованные архитектурные идеи. До революции в Петербурге также проводились конкурсы, накопился запас проектов, которые не были воплощены в жизнь. Кроме того, сохранились сведения об утраченных объектах (в том числе — ещё до революции, до и во время войны). Возможно, если использовать эти проекты, то можно будет продолжить застройку центра города, при этом новые дома не будут выбиваться из общего исторического стиля. Точно так же можно было бы использовать идеи установки памятников.

— Мне кажется, что у нас уже сложился опыт диалога архитекторов, градозащитников и жителей. Необходимо понять, как использовать этот диалог, чтобы двигаться дальше, — заметил Михаил Мамошин.

Член попечительского совета Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге Анна Хмелева отметила, что одним из направлений для совместной работы заинтересованных сторон на ближайшее время может стать создание реестров зданий, рекомендованных к воссозданию в первую очередь, и объектов, находящихся под угрозой уничтожения.

Справка

Михаил Мамошин —
заслуженный архитектор РФ, вице-президент Союза архитекторов, руководитель архитектурной мастерской Мамошина. Мастерская проектировала памятник «Петр I, спасающий утопающих близ Лахты», здание Транснефти на Арсенальной набережной, 11, новую сцену МДТ на Звенигородской, жилой дом на Лабутина, 5, и другие объекты.

Кроме того, по мнению участников круглого стола, отдельная беда Петербурга — это современные районы, чья застройка напоминает хаотичный набор идей из архитектурных журналов. И это после всех шедевров, которые принес нам XX век (в том числе уникальные памятники конструктивизма).

— Нам нужен хороший город, в котором можно жить, чтобы он не становился хуже. Наши предки передавали нам город либо лучше, либо не хуже. Мы можем передать потомкам хуже, — резюмировал накопившиеся опасения Александр Кицула.

Какие проблемы обозначили участники круглого стола

* Формальный подход чиновников при решении вопросов градостроительства и градозащиты, который, с одной стороны, позволяет уродовать сложившиеся виды, с другой — не позволяет развивать город с использованием современных архитектурных решений.

* Высотная застройка в новых районах (вокруг КАД), при которой новые, по большей части не представляющие архитектурного интереса здания просматриваются в том числе из центра города.

* Застройка города «недолговечными» конструкциями.

* Уничтожение исторических деталей (в том числе фурнитуры, штукатурки, замена ценных деревянных элементов на более дешёвые и т. п.) и объёмов зданий при реконструкции.

* Перепланировка коммунальных квартир в исторических домах под квартиры-студии.

* Создание мансард на домах, которые стилистически для этого не предназначены (здания в стиле классицизм или сталинский ампир).

Что предложили участники круглого стола

Ярослав Костров:

  • ввести на несколько лет мораторий на снос любых исторических зданий в центре города, что могло бы стимулировать компании либо развивать проекты за пределами центра, либо заниматься реконструкцией старинных домов.

Александр Кацула:

  • сформировать экспертный совет для принятия решений по застройке в зонах охраны, чтобы он мог принимать решения индивидуально по каждому адресу;

  • сформировать список территорий на окраинах города для ансамблевого строительства.

Александр Кононов:

  • использовать оставшиеся в историческом центре лакуны для застройки социальными объектами, когда они нужны. Все остальное вывести за пределы охранных зон.

Михаил Мамошин:

  • использовать проекты, созданные до революции для застройки центра;

  • восстановить утраченные храмы, которые являются не только культовыми, но и градообразующими сооружениями;

  • создать в Петербурге музеи деревянного зодчества, где сохранять региональные деревянные объекты (так как в естественной среде спасти их становится всё сложнее).

Анна Хмелёва:

  • сформировать реестры утраченных и рекомендованных к восстановлению объектов, а также зданий, находящихся под угрозой уничтожения.



По теме