«Я принципиально против сакрализации власти!» Фото: Максим Леонов / MR7

«Я принципиально против сакрализации власти!»

6 августа 2022 12:50
Максим Леонов, Анастасия Романова

Обвиняемый по статье о «фейках об армии» Иоанн Курмояров ответил на вопросы MR7.

Нельзя сказать, что арест отца Иоанна (в миру Дмитрий Курмояров) вызвал сильный ажиотаж в обществе. Но все-таки даже в нынешних условиях священнослужителей арестовывают не часто. MR7 удалось связаться с проповедником, который уже два месяца остается в СИЗО, и узнать о его нынешней жизни.

Кто такой Иоанн Курмояров и чем прославился до ареста

Будущий иеромонах Иоанн родился в 1968 году в Пермском крае. Но школу оканчивал в Виннице (Украинская ССР). В 1992 году окончил Волгоградский университет, по специальности «архитектура» и вернулся на Украину. В 1999 году принял православие. В 2011 году Черновицкий православный богословский институт присвоил Курмоярову статус кандидата богословских наук. 17 декабря того же года пострижен в монахи под именем Иоанн. Службу батюшка вел в Тульчинском районе Винницкой области Украины. Там же организовал скит. В своих проповедях он часто критиковал украинские власти за приверженность к национализму и притеснение русскоязычного населения

В 2018 году Служба безопасности Украины пыталась привлечь иеромонаха за публикацию в соцсети поста с георгиевской ленточкой (на Украине введены штрафы за эту символику). Дело было закрыто за истечением срока давности, но Тульчинская епархия исключила Курмоярова из списка священнослужителей.

После этого отец Иоанн переехал в Россию и возглавил кафедру богословия в Новосибирской семинарии. Иеромонах вел активную деятельность в социальных сетях, много публиковался, а еще записывал электронную музыку.

«Люди считают нас (священников) кем-то не от мира сего, — говорил Курмояров в одном из интервью. — Но мы такие же люди, со своими пристрастиями, увлечениями, даже недостатками. Необходимо показать это пастве, стать ближе к обычным прихожанам. Только тогда доверие к церкви и ее служителям может вернуться».

PJ7WqB_b09g.jpg

15 июня 2020 года отец Иоанн на своей странице в Facebook* раскритиковал храм Министерства обороны в подмосковной Кубинке, назвав его «языческим капищем».

«Можно и причащаться в суд и осуждение, а Таинства превратить в магической обряд, можно и литургию превратить в языческую мистерию, можно и храм превратить в языческое капище, а веру в „белую магию православного обряда“, где главным станут — царебожие, имперская государственность, водичка, свечечки, обряды и т. д. Скажу больше, огромное количество священников в нашей Церкви являются банальными жрецами языческого культа, т. к. забыли о том, что написано в Евангелии. Могу подтвердить это конкретными примерами. Именно поэтому сейчас у нас происходит профанация христианской веры. Данный храм является ярчайшим свидетельством свершающейся на наших глазах такой профанации», — написал священник.

Спустя всего три дня появился указ митрополита Новосибирского и Бердского Никодима, в котором было написано, что отцу Иоанну «временно запрещается священнослужение, в связи с несоответствием звания клирика Русской Православной Церкви (РПЦ)». В ответ Курмояров прямо спросил: «Получается, что у нас, христиан, остается только один выход, либо согласиться с этими людьми и превратить свои храмы в языческие капища, либо стоять до смерти в своей вере. Я выбираю второе и не понимаю, почему должен этого стыдиться и почему эта позиция может быть расценена как недостойное поведение священнослужителя?»

YVwro_e_7fM.jpg

После этого Курмояров перебрался в Петербург. Он официально ушёл из РПЦ и подал заявление о вступлении в Русскую Православную Церковь Заграницей (РПЦЗ). В декабре 2021 года по заявлению было принято положительное решение, причём иеромонаху сохранили его сан. Предполагалось, что в 2022-м он создаст в Петербурге свой приход.

Тогда же, в декабре 2021-го, священник обратился в Следственный комитет, требуя возбудить уголовное дело в отношении министра обороны Сергея Шойгу. Повод был всё тот же — храм в Кубинке и использование в его оформлении коммунистических символов. Кроме того, уже из Петербурга Курмояров начал судиться с Новосибирской православной духовной семинарией. Невский районный суд в иске ему отказал, решение обжалуется в Горсуде.

Одновременно с этим и во исполнение призыва митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Иллариона (после начала пандемии covid-19 тот предложил священникам более творчески подходить к делу и использовать современные технологии, в частности, вести онлайн-трансляции богослужений) Курмояров завёл собственный канал на YouTube — «Виртуальный православный приход».

После 24 февраля 2022 года отец Иоанн встал на сторону Украины и активно критиковал «специальную военную операцию». В начале июня 2022 года Управление Следственного комитета по Петербургу и ГУ МВД по Петербургу и области сообщили о задержании Дмитрия Курмоярова по подозрению в совершении преступления, предусмотренного статьей 207.3 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил РФ», наказание — до 10 лет лишения свободы).

7 июня Калининский районный суд Петербурга отправил Курмоярова в СИЗО, где он и остается по сей день.

Одновременно с сообщением об аресте в интернете распространилась информация, что отец Иоанн лишен сана указом Патриарха всея Руси Кирилла от 1 апреля 2022 года. На официальном сайте Патриархии такого документа обнаружить не удалось.

— У большинства россиян отношение к священнослужителям уважительное, — говорит адвокат священника Леонид Крикун. — Распространяя заведомо ложную информацию, СМИ добиваются того, чтобы о моем подзащитном заранее сложилось предвзятое впечатление. Умышленно они это делают или нет, другой вопрос. Но еще раз хочу акцентировать внимание на том, что ни отлучения от церкви, ни лишения сана священнослужителя в отношении моего клиента никогда не предпринималось.

7 августа будет ровно два месяца, как Иоанн Курмояров содержится в СИЗО № 1 «Кресты». Мы смогли передать священнику несколько вопросов. Он ответил на них письменно.

«Так гнали и пророков, бывших прежде вас»

— Что вы думаете о том, что РПЦ официально приняла позицию государства и поддержала СВО?

— Я являюсь принципиальным противником концепции симфонии между Церковью и государством. А также концепции Москвы как «Третьего Рима» и сакрализации власти. С моей точки зрения, все вышеперечисленные концепции имеют ярко выраженный антихристианский и антиевангельский характер. А потому являются фундаментальным препятствием как для проповеди христианства в России, так и вообще для развития нашей страны. Увы, РПЦ, на мой взгляд, давно отошла от проповеди Евангелия, потому вряд ли стоит ожидать от них независимой, христианской позиции.

— И все же появляются священнослужители, не только вы, которые высказываются против спецоперации. Что бы вы могли сказать им?

— Я бы пожелал таким священникам не бояться поступать по совести и проповедовать Евангелие в его чистоте. В наше время это уже само по себе подвиг. И понятно, что этим батюшкам нужно быть готовыми к серьезным испытаниям. Пусть утешением им послужат слова Христа: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими. Блаженны, изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» (Мф. 5. 9−12).

— Расскажите о вашем пребывании в СИЗО. Нормально ли к вам относятся сокамерники?

— Как сказал мне один из сокамерников, когда люди узнают, что я священник, они стараются преподать себя с лучшей стороны. Это способствует налаживанию добрых, человеческих отношений. В основном мои соседи это люди, которые обвиняются в воровстве или хранении наркотиков. В целом все очень хорошие люди, далеко не злодеи. Никаких конфликтов с ними у меня не возникало.

«Главное, чего не хватает: хороших книг»

— Вас есть кому поддержать с воли — морально и материально?

— В СИЗО передачи передают в основном тем, кто имеет близких на воле. У меня родственников в Петербурге нет, как и знакомых, которые могли бы тратить время (порой это занимает целый день) на передачи. Именно поэтому я особо благодарен тем, кто прислал мне посылки и передачи, а также перечислил деньги на мой счет в СИЗО. Последнее особенно важно, потому что позволяет делать покупки в ларьке СИЗО. Все, что мы получаем и покупаем, равномерно делиться между всеми сокамерниками. Увы, здесь есть много таких, кому вообще ничего не присылают. Но это не означает, что они изгои. Люди все равны — это как раз и утверждает христианство.

Главное, чего не хватает: хороших книг. Здесь очень слабая библиотека, проблемы даже с русской классикой. О книгах по богословию, философии или даже психологии вообще молчу. К сожалению, передать книги с воли в камеру практически невозможно.

— Много ли писем вы получаете? Кто пишет, что хотят у вас узнать?

— Особенно зацепило то, что люди мне вообще пишут. Я ведь фигура непубличная, не политик, к известности никогда не стремился, да и христианские каналы на YouTube особой популярностью не пользуются. Потому думал, что мне вообще никто писать не будет. Рад, что ошибся. В моей ситуации слова поддержки особенно важны. Правда, некоторые письма задерживаются цензурой, а многие люди просто опасаются сегодня высказываться на подобные темы. И у них есть для этого все основания. Я благодарен всем, кто поддерживает меня в трудную минуту.

— Есть ли у вас условия для молитвы — часовня при СИЗО, специально устроенная камера? Или вам этого и не требуется и молиться можно в любом месте?

— Действительно, молиться можно всегда и везде. И все-таки иногда неплохо было бы уединиться для молитвы в специально отведенном для этого помещении. Увы, как объяснили мне сокамерники, в СИЗО это невозможно. К тому же я сейчас не в той ситуации, когда следует заострять на этом внимание администрации.

— Имеется ли в СИЗО возможность соблюдать посты, считаете ли вы это важным для себя?

— Соблюдать пост в СИЗО можно, но очень сложно. Во-первых, для этого нужно много денег: в местном магазине цены намного выше, чем на воле, а чтобы получить необходимое количество калорий при отказе от животной пищи, их необходимо чем-то замещать, что обычно стоит дорого. Во-вторых, это приведет к обособленности от сокамерников, что, на мой взгляд, не очень хорошо. Необходимо понимать, что соблюдение поста всего лишь аскетическое упражнение, а не догмат веры. В Церкви широко распространена практика послабления поста для людей в сложных жизненных ситуациях (больных, путешествующих, заключенных, тяжело работающих, кормящих матерей и пр.). Считаю, что в данном случае следует руководствоваться заповедью апостола Павла: «Итак никто да не осуждает вас за пищу или питие».

— Есть ли заключенные, которые обращаются к вам с религиозными беседами?

— Есть заключенные, с которыми мы общаемся на религиозные темы и вообще обсуждаем много разных интересных тем. Но есть и такие, кому религия абсолютно не интересна. Обычно люди узнают, кто я такой, по какой статье сижу — и беседа развивается сама собой. Кому-то интересно со мной общаться, кому-то нет, но никаких конфликтов не было. Как не было конфликтов и с охраной. Меня никак не выделяют, относятся ровно, как ко всем.



По теме