«„Приходите в кафе“ — Вот за мной и пришли» Фото: Евгения после освобождения / Елена Михина / MR7

«„Приходите в кафе“ — Вот за мной и пришли»

24 марта 2022 13:43
Елена Михина

Как участница протестного чата оказалась под арестом.

Больше недели в Петербурге люди активно выходили на акции за мир. Самоорганизация быстро ушла в локальные чаты в соцсетях. Как теперь понимает петербурженка Евгения, всего одна фраза в таком чате стоила ей трех суток ареста.

Чужие среди своих

13 марта MR7 упоминал Евгению в числе задержанных на несанкционированной акции в центре города. Девушку вывели из кафе и отправили в автозак. Потом был протокол, суд, административный арест. После освобождения мы встретились на фудкорте ТЦ.

Евгения чуть опаздывает, а при встрече извиняется, что футболка в крошках от печенья. Она работает с детьми — няней, и еще преподает малышам танцы. Пару лет назад у неё была своя хореографическая студия, а потом случилась пандемия.

Как она попала в протестные чаты, Евгения особо не рассказывает. Хотя особого умения для этого не требовалось. Начавшись с групп крупных протестных движений, локальные сообщества стали появляться уже в первые дни акций за мир. Немногочисленные чаты объединяли десятки, иногда сотни людей, но редко их численность превышала хотя бы пару сотен участников. А все разговоры в основном сводились к вопросам «идем/не идем», «куда идем», «когда». При этом едва дело доходило до реального выхода на улицу, как оставались и вовсе единицы.

— Я была в одном из таких чатов. Просто следила за обсуждениями. 13 марта я договорилась встретиться с подругой в центре города. В назначенное время ждала ее в кафе — «Буше» у «Адмиралтейской». Я только и написала в чат, что сижу в кафе, «приходите». Прошло всего несколько минут, и за мной пришли, — рассказывает Евгения.

Она успела встретиться с подругой, которая вообще ни в каких чатах не состояла и протестами не интересовалась. Девушки только начали беседовать, когда, по словам Евгении, в кафе зашел молодой человек — «высокий, в коричневой куртке», осмотрелся, поглядел на Евгению, кому-то кивнул.

— После этого в кафе зашло еще трое людей в полицейской форме и балаклавах. Нам они не представились, только сказали: «Пройдемте». Мы не сопротивлялись и вышли с ними на улицу. Посетители кафе, а их было довольно много — почти все места были заняты, просто посмотрели на все это, — рассказывает девушка.

Возле кафе Евгению посадили в полицейскую машину, так называемый «стакан». Оттуда девушка успела записать короткое видео. Потом ее отвезли к Гостиному двору и там пересадили в автозак к другим задержанным.

— У меня в протоколе было записано, что меня задержали на Невском, у Гостиного двора — но ведь это не так, меня вывели из кафе совсем в другом месте, — говорит Евгения.

— Почему вы думаете, что вас вычислили именно по чату?

— Во-первых, я там написала точное место, где сижу. Во-вторых, у меня там аватарка, где видно мое лицо и меня легко узнать. И имя я там свое не скрываю, — объясняет Евгения. — Мой адвокат потом говорил мне, что в таких чатах могут сидеть и сотрудники полиции, и провокаторы, которые вбрасывают идеи о коктейлях Молотова, предлагают «отбивать» у ОМОНа задержанных и тому подобные агрессивные предложения.

Видео Евгении из автозака 13 марта.

Интеллигенцию завезли

После задержания у Евгении история мало отличается от большинства тех, что рассказывают другие, попавшие в автозаки и отделы полиции.

Ночь петербурженку продержали в отделе.

— В полиции у нас не было адвоката, насколько я понимаю, его к нам не пустили. С Гостинки нас тогда привезли больше тридцати человек. Двоих отпустили довольно быстро, взяв у них отпечатки пальцев и сфотографировав. Я отказалась от этих процедур, так как имею право не проходить их — мою личность сотрудники полиции могли установить и без этого, я им предоставила паспорт, — объясняет Евгения. — В итоге меня, как и большинство других привезенных в тот день с акции, оставили в отделе до утра. Я ночевала в камере еще с пятью задержанными. Там были очень узкие лавки и их бы хватило максимум на двоих, поэтому мы лежали на полу, благо нам передали пледы. Один из полицейских бросил нам, что за пару дней до этого в этой камере якобы умер человек.

Калининский районный суд признал Евгению виновной по административной статье 20.2.2 — «Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка». Наказание — трое суток ареста.

— Моей подруге — той, что просто пришла в кафе на встречу, дали штраф — 20 тысяч рублей. Она к такому вообще не была готова, — говорит Евгения.

Арест она отбывала в изоляторе в Луге.

— «Ой, интеллигенция, здравствуйте!» — так нас приветствовали сотрудники изолятора. Там все было спокойно. Нам делали комплименты, какие мы культурные, — рассказывает Евгения.

После ареста она не стала менять аватарку и имя в соцсетях, осталась в протестных чатах, где теперь рассказывает другим про их права в полиции и суде и призывает к информационной безопасности.

Новые друзья

Как рассказывают многие задержанные на акциях протеста, в отделах полиции и в спецприемниках они знакомятся и часто заводят друзей. Евгения не исключение. На встречу с журналистом MR7 она пригласила молодого человека Антона, с которым познакомилась как раз в отделе полиции.

photo_2022-03-20_15-36-46.jpg

Фото: Елена Михина / MR7
Антон после прогулки у Гостиного по решению суда должен отбыть 60 часов обязательных работ



— Мы с приятелем шли по Невскому, увидели, как задерживают парня — решили подойти поближе, узнать в чем дело, и нас тоже увели, — говорит Антон. — В отделе отношение к нам было так себе, одна из сотрудниц позволяла себе кричать и хлопать дверями, меня она назвала «лохматым» — обидно. Хотя большинство сотрудников нормальные люди, мне кажется, они сами не понимали, что мы у них делаем и как там оказались.

Антона, как и Евгению, признали виновным по административной статье. Суд назначил ему 60 часов обязательных работ.

И Антон, и Евгения подают апелляции и будут оспаривать решения райсуда. Так же, по их словам, намерены поступить все задержанные, с кем они вместе провели ночь в отделе полиции. Более 30 человек поддерживают связь — помогают друг другу, возят передачи в спецприемники и ищут адвокатов.


По теме