Особенности российской педофилии Фото: pixabay.com

Особенности российской педофилии

7 февраля 2022 10:00
Инна Чеботарева

Как ужесточались наказания для насильников несовершеннолетних, а вместе с ними и для тех, кто был оговорён.

«Вот бы как в СССР его наказали», — кричат жаждущие расправы над педофилами. Но в СССР и еще долго после него в России наказания за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних зачастую карались по нынешним меркам мягко. Сейчас же в некоторых случаях приговор может быть жестче, чем за убийство. При этом, отмечают адвокаты, неопровержимо доказать обвинение в убийстве даже проще, чем в изнасиловании, а тем более «развращении», где доказательная база основывается на показаниях жертв и, если повезет следствию, на записях с камер.

Справка

Последние ужесточения наказания за изнасилования и насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних были приняты Госдумой 18 января, подписаны президентом и вступили в силу 28 января.

Наказание вплоть до пожизненного лишения свободы грозит:
— педофилам-рецидивистам, которые надругались над детьми в возрасте до 18 лет (ранее было до 14);
— если жертвами стали два и более ребенка;
— в ситуации, когда сексуальное насилие сопряжено с совершением другого тяжкого или особо тяжкого преступления.

Инициаторами поправок в сентябре 2021 года выступили сенатор Андрей Турчак и депутаты Госдумы Павел Крашенинников и Александр Хинштейн. Буквально накануне внесения поправок стало известно об изнасиловании и убийстве двух 10-летних девочек в Кемеровской области. Обвинение было предъявлено ранее судимому и находившемуся под административным надзором 41-летнему мужчине. Второе и третье чтение законопроекта состоялось 18 января — вскоре после изнасилования и убийства пятилетней девочки в Костроме.

Возраст согласия

В России уже сложилось довольно «разветвленное» законодательство за нарушения в сфере половой неприкосновенности несовершеннолетних. Наказание зависит от возраста жертвы, пола — жертвы и преступника. Но пока еще, по мнению экспертов, плохо учитывается «форма» совершения преступления. Попробуем разобраться.

Возраст согласия в России сейчас составляет 16 лет. Подразумевается, что в 16 лет подростки уже понимают, что происходит, и могут осознанно хотеть или не хотеть секса. И если они не против, то всё законно. Если нет — это уже квалифицируется как изнасилование или насильственные действия сексуального характера.

За любые сексуальные контакты с подростками от 14 до 16 лет (при условии, что они не против) обвиняемый может быть наказан по решению суда принудительными работами или лишением свободы. Впрочем, тут ещё срока можно избежать, вступив в брак с пострадавшей, естественно, по обоюдному согласию.

Сравните

В Китае можно вступать в интимные отношения с 14 лет, в Аргентине — с 13, а Центральной Америке — с 12, в США с 16−18 в зависимости от штата, в Индии и большинстве африканских стран — в 18, в Европе, в основном, уже с 15 лет.

В 2012 году вышел новый антипедофильский закон, ужесточивший меру наказания за секс с малолетними (детьми до 14 лет). Прежде это преступление наказывалось — 8−15 годами колонии, с 2012 года — 12−20 годами. Но главным было не это, а примечание: если жертве не исполнилось еще 12 лет, изнасилованием считался любой, даже добровольный секс, поскольку ребенок не осознает того, что с ним происходит, и именно поэтому не оказывает сопротивления. Для развратников (не насильников) 12-летних (и старше, но до 14 лет) теперь существует часть 3 статьи 134 УК РФ, наказание по которой — срок от 3 до 10 лет. До 2012 года здесь можно было отделаться штрафом или максимум трехлетним сроком, и статья не видела разницы между 15-летней и 11-летней жертвой. Со временем было признано, что это неправильно. Теперь существует градация: штраф за секс с девочкой в возрасте 14−15 лет; срок, если ей еще не исполнилось 14; гигантский срок, если ей не было и 12.

Хлеще получилось со 135-й статьей, карающей за развратные действия — на нее тоже в 2012-м распространилось новое антипедофильское законодательство. С этого момента «любой пьяница, справляющий нужду так, что его причиндалы могли увидеть дети, становится насильником», — возмущались юристы. Возмущались, но ничего не делали. С одной стороны, «развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет», — гласит уголовный кодекс. С другой — как трактовать, например, идущую по скайпу игру в карты на раздевание? Никто не спорит: девочка 10 лет может не осознавать своих действий, а ее последующее прозрение и осознание ситуации больно ударит по психике и надолго лишит ее доверия к мужчинам. Наказывать за такие грехи надо, и сурово. Но приравнивать ли к изнасилованию?

И самое главное — как строить доказательную базу в делах, которые, конечно, оставляют раны на душе, но не имеют физических следов? Имеют ли наши юристы и помогающие им эксперты такую квалификацию, чтобы она дала возможность решить судьбу нескольких человек, опираясь только на слова?
Добавим, что уголовные дела такого рода вывели из-под юрисдикции присяжных в конце 2013 года. Одним из поводов для этого был высокий процент оправдательных решений. Однако у судов присяжных совокупно оправдательных вердиктов — около четверти, в то время как просто у судей оправдательных приговоров по уголовным делам — меньше 0,5 процентов.

Тем не менее решать судьбу «насильника» уже более восьми лет может только профессиональный судья, скорее всего, сам в прошлом прокурор или следователь. Он-то прекрасно знает, какое наказание ждет следователя, если подсудимого оправдают. Кстати, в 2019-м президент высказывал идею о необходимости вернуть дела по «педофилии» в юрисдикцию присяжных, но этого так и не произошло.

5-15 лет (1).png

Кстати

В Советском Союзе при рассмотрении дел, касавшихся сексуального насилия над ребенком, учитывалось, что половая зрелось наступает в 14 лет. Однако окончательное слово в каждом конкретном случае оставалось за врачом и психологом, которые и определяли — достиг несовершеннолетний половой зрелости или нет. Гомосексуальный секс с мальчиком или девочкой карался в любом случае.

Процессы

Никто никогда не вступится за убийцу ребенка — но, когда речь не идет об убийстве (хотя сроки сопоставимые), в стране тут и там вспыхивают защитные кампании: опять кого-то пытаются засадить в тюрьму по грязной статье без единого приличного доказательства. Два дня назад под такой топор попал оркестрант Мариинского театра. Петиция в его защиту уже направлена главе СКР Александру Бастрыкину.

  • В 2020 году в Приморье на 16 лет был осужден участник Сирийской компании, морпех Тихоокеанского флота Денис Краскин. Его обвинили в «насильственных действиях сексуального характера» по отношению к шестилетнему мальчику на основании показаний тёти ребенка, у мужа которой с обвиняемым незадолго до этого случилась перепалка. Улик (каких-либо биологических следов) не было. Адвокаты морпеха ссылались на устойчивую психику их подзащитного, который за время службы неоднократно проходил проверки. Друзья и родственники моряка до сих пор пишут петиции в его защиту.
  • Екатеринбургский тренер Алексей Сушко, сидевший рядом с девочкой на диване и якобы игравший со своими частями тела, был осужден на восемь лет. И здесь дело было построено на одних словах (видеозапись ничего не показала; к слову, тренер не мог не знать, что сидит прямо перед объективом видеокамеры).
  • В 2010 году, еще до принятия ужесточений по антипедофильским статьям, состоялись еще два громких процесса. Сотрудника Минтранса Владимира Макарова осудили на 13 лет за секс с собственной дочерью. В деле в кои-то веки фигурировали даже биологические следы, но повторная экспертиза признала их «появление» ошибкой. Тогда суд сосредоточился на экспертизах гуманитарных — психологических. Девочку семи лет попросили нарисовать несколько картинок, и рисунок кошки, точнее — ее загнутый хвост, навел экспертов на мысль, что ребенку доводилось видеть эрегированный половой орган мужчины. Апелляционный суд переквалифицировал потом дело со статьи «изнасилование» на «развратные действия», снизил приговор с 13 лет до 5. Если бы закон имел обратную силу, то антипедофильские новшества 2012 года обрекли бы Макарова лет на 15, и он сидел бы до сих пор.
  • А вот другого известного человека — преподавателя московской музыкальной школы Анатолия Рябова — оправдали присяжные (и в 2012-м Верховный суд подтвердил их решение). За педагога вступилась вся музыкально-педагогическая общественность, разъясняя, что учитель балета или вокала просто не может не прикасаться к ученице: ведь надо как-то объяснять, какие мышцы должны работать.
  • В Подмосковье суд приговорил к 13 годам гражданина Молдавии, вошедшего в подъезд одновременно с двумя девочками. Подружки, прогулявшие в тот день школу, сочинили историю про страшного дядьку, который напугал их демонстрацией полового органа. После приговора девочки признались в том, что оговорили мужчину, но прокуратура игнорировала все новые заявления. Прошло три года, прежде чем несчастный гастарбайтер был оправдан.
  • Еще один житель Подмосковья Роман Радыванюк шесть лет назад был осужден на 12 лет. От показаний против него отказались и сама четырехлетняя «жертва», и ее мать, и бабушка. Но, поскольку сам Роман уже дал признательные показания (под угрозой пыток электротоком, как он пишет в своих письмах) отменять приговор нельзя ни в коем случае. Так, во всяком случае, считает суд, отвергая все жалобы Романа.
  • Одно из недавних оправданий в Красносельском суде Петербурга — еще и одно из самых трагичных. 60-летний физкультурник Виктор Хлупин был обвинен в приставании к школьнице. Опять-таки, ни о каком сексе речь не шла, максимум об объятиях, но учитель был заключен под стражу и провел за решеткой год, прежде чем выяснилось, что девятилетняя «жертва» все выдумала, учитель ее даже не трогал, а показания помог написать следователь. Оправданный учитель вышел из СИЗО с подорванным здоровьем, но насладиться свободой не успел, так как почти сразу умер от коронавируса. К слову, оправдательный приговор был опротестован и отменен: следствие не собиралось признавать свои ошибки. Так что умер Хлупин все же не совсем на свободе, а под подпиской о невыезде, в ходе нового судебного следствия.

Суд_инспектор ДПС_Колесников_решетка_клетка_(Анастасия Романова)_4972.jpg

Фото: Анастасия Романова / MR7
Клетка в суде для обвиняемых.

Без присяжных

Адвокат Хлупина Игорь Алипа заявил MR7, что «работать по таким делам должны как минимум полковники».

— Получилось так, что «на убийствах» в следственном комитете сидят действительно опытные сотрудники, а на изнасилованиях — работники помельче, и никто уже не принимает во внимание, что сроки за половые преступления — выше, чем за убийство, а доказать их сложнее, — объясняет адвокат.

В утешение подозреваемым можно добавить, что год назад статью «клевета» ужесточили, и теперь граждане, ложно обвинившие кого-то в изнасиловании, рискуют пятимиллионным штрафом или даже пятилетним тюремным заключением. Впрочем, на детей эта статья не распространяется, а матери могут добросовестно заблуждаться.

— Матерей, которые поверили своему ребенку и потащили его к следователю, тоже привлекать вроде как не за что, — говорит адвокат Алипа. — У меня основные вопросы к следователю и суду: почему суд прощает откровенные недоработки? Судьям прекрасно известно, что кадровый состав следствия год от года все хуже. Раньше по таким делам работали опытные сотрудники, а сейчас — неаттестованный молодняк. Когда закон ужесточили в 2012-м, никто не роптал как раз потому, что решили: санкции серьезные, значит, работать по таким делам будут серьезные люди, вооруженные специальными знаниями. А получилось все наоборот.

По словам адвоката, в делах, которые возникли из-за детских придумок, важно провести четкую грань между понятиями «ложь» и «фантазии». Обычно бывает, что психолог кладет перед девочкой примитивный рисунок и просит украсить его деталями: по деталям он и смотрит, склонна ли девочка к повышенному фантазированию. Выясняет, что не склонна, и это очередной гвоздь в крышку гроба для «насильника». Но одно дело — фантазировать, а другое — решать свои, девчоночьи проблемы при помощи лжи. Вспомним историю с молдавским гастарбайтером: девочки сочинили историю про эксгибициониста, чтобы избежать наказания за прогул. Для взрослых прогул — это не проблема, для детей же, которые боятся ответственности, признаться в нем смерти подобно.

Раньше все эти аргументы можно было изложить суду народа, но после истории с Рябовым (которые еще и отсудил у следкома два миллиона рублей), дела о сексуальных преступлениях забрали из-под юрисдикции присяжных, лишив обвиняемых последнего шанса. Суды проходят в закрытом режиме, потерпевшие тоже уклоняются от визита в суд. Глубокое изучение психики ребенка судье не интересно, следствию тем более. Это интересно только адвокату, специализирующемуся по таким делам, но будут ли в суде слушать адвоката и дадут ли ему работать?

После победы в деле Хлупина к Алипе обратился технический работник выборгский школы. Судя по фабуле, обвиняемый приставал к девочке прямо под объективом видеокамеры. Вернее, камера зафиксировала, что в школьном коридоре они оказались рядом.

— Присяжные, может, и поверили бы обвиняемому, но их не будет, — говорит Алипа.

P. S.: Проблема объективного следствия и вынесения приговоров — одна из сторон наказаний за преступления, связанных с половой неприкосновенностью детей. Эксперты (адвокат, правозащитник, генерал-майор юстиции СК) также говорят, что последние ужесточения наказаний могут провоцировать рецидивистов не просто на изнасилование ребенка, но и на убийство с целью сокрытия улик. Другие специалисты отмечают, что пожизненные сроки — это мера против «неисправимых» педофилов, но прежде, чем дойдет до крайней меры наказания, преступления будут совершены и, возможно, не раз.



По теме