«Я взял справку у психиатра, что могу воспитывать ребенка» Фото: Галина Артеменко / MR7

«Я взял справку у психиатра, что могу воспитывать ребенка»

16 ноября 2021 12:06
Галина Артеменко

Как помочь семье, где оба родителя с ментальной инвалидностью?

Все имена героев этой истории изменены. Вадиму 22, и он молодой папа: кормит смесью, укладывает спать, носит на руках четырехмесячного Матвея. Жене Вадима Кристине 29, и она как минимум полгода еще пробудет в психиатрической больнице. А Вадим пока живет в убежище «Дом для мам» фонда «Родительский мост» для родителей с маленькими детьми, оказавшихся в кризисной ситуации.

Дочка умерла от синдрома внезапной смерти

Вадим сирота. Его мать лишена родительских прав, а отец умер шесть лет назад. Есть только старенькая бабушка. С семи лет Вадим жил и учился в коррекционной школе-интернате в Ленинградской области, потом его отправили учиться в петербургский лицей на маляра, а квартиру как выпускнику детдома предоставили в одной из областных деревень. Вадим маляром не работал, жил на пенсию по инвалидности. С Кристиной познакомился через интернет, приезжал к ней, а после смерти ее матери переехал к девушке, в спальный район Петербурга. Кристина получила профессию повара-кондитера, но не работала — так как тоже с инвалидностью.

Вадим и Кристина поженились официально, свадьбу не играли, отметили скромно дома, шампанским. Кристина в сентябре 2020-го родила девочку, но через месяц дочка умерла — прямо дома, во сне. Вадим говорит, что от синдрома внезапной смерти младенцев. Супруги захотели сразу другого ребенка — и вот летом 2021 года родился Матвей.

Вадим излагает все это, перескакивая с темы на тему, покачивая малыша. Удается выяснить еще, что у Кристины есть дочка Маша от ее предыдущих отношений. Девочке 9 лет, она уже два года как живет в одном из петербургских детдомов, и у нее сахарный диабет. Отца девочки, по словам Вадима, нет в живых — погиб в ДТП. Вадим также считает, что дочку у Кристины опека отняла незаконно.

— Забрали за просто так, якобы мама не умеет дочке колоть инсулин, да даже я умею! — возмущается молодой человек.

63c94046-4eb8-415b-84f9-10afa145eb99.jpg

Фото: Галина Артеменко / MR7
Врачи считают Матвея полностью здоровым ребенком.

«Мои глаза, на меня похож»

Вадим оказался в кризисном приюте потому, что у него и у Кристины опека хотела забрать Матвея. Как рассказывает молодой отец, это якобы соседи вызвали органы опеки из-за плача ребенка, а те пришли с полицией. Но, по словам Вадима, полицейские «оказались молодцы, сказали, что нет причин ребенка отнимать», и уехали. Кристину же муниципалы попросили прийти в органы опеки. Она пришла, и оттуда ее увезли в психиатрическую больницу. А Вадим с ребенком поехал в одну из областных больниц, там малыша обследовали и нашли полностью здоровым. Потом через благотворительный фонд «Апрель» Вадиму помогли связаться с убежищем для кризисных семей фонда «Родительский мост», и теперь папа с малышом живут здесь.

— Мои глаза, на меня похож, — говорит про сына Вадим и рассказывает о себе. — Я взял справку у психиатра, что на учете не состою и могу воспитывать ребенка, и психолог сказала, что она для консилиума напишет характеристику, что я могу за сыном следить.

Вадим говорит, что у него диагноз — задержка психического развития. Укачивая малыша, он продолжает рассказ о себе и о том, каким он видит будущее своей семьи.

— Выпишут жену, она будет с сыном сидеть, а я работать пойду охранником — они много получают, тысяч 25, — строит планы молодой человек.

Вадим откровенно говорит, что ждет, пока проблемы с опекой улягутся, что он боится потерять семью, а жить хочет в квартире жены, вместе с ней и сыном. Он хочет видеть сына футболистом, или «пусть идет в полицию».

20211030_151037.jpg

Фото: Галина Артеменко / MR7
Вадим заботливый папа, но иногда чересчур

Бутылочка со смесью за диваном

Координатор убежища «Дом для мам» Ирина Мокичева видит для сохранения этой семьи единственный выход — постоянное сопровождаемое проживание. Нужно, чтобы рядом с этими взрослыми людьми и ребенком был кто-то, способный помогать, поддерживать, быть посредником в разрешении возможных конфликтов, наставником во взаимоотношениях родителей и ребенка, потребности которого в познании окружающего мира будут только расти.

Ирина рассказывает, что у Кристины бред ревности, супруги часто ссорятся по телефону из-за этого. А Вадим, несомненно, любящий папа, но ему надо очень доходчиво и вдумчиво объяснять, что малыша не нужно кормить постоянно, как только он глазки открыл, совать бутылочку со смесью. Специалисты убежища уже однажды нашли за диваном припрятанную бутылочку со смесью. Вадим обещал так больше не делать, но был недоволен, когда на прием к врачу с ним вместе пошла администратор приюта.

На вопрос, почему Кристину забрали в больницу, Ирина говорит, что на это есть решение суда о принудительном лечении женщины, но на руках у представителей фонда этого документа нет, о нем они узнали от соцработника больницы, где лежит Кристина. Старшую же девочку действительно забрали от мамы, потому что она не обеспечивала уход за ребенком с диабетом. Однако неизвестно — лишена ли мать прав или только ограничена в правах на дочь.

У этой истории нет хэппи-энда, она еще в развитии, и как будет дальше складываться судьба семьи, сказать нельзя.

Справка

В России остро строит проблема помощи родителям с ментальной инвалидностью. Подчас им действительно самостоятельно не справиться с воспитанием ребенка. Но государство по сути предлагает только один выход — детский дом. Сохранить семью получается, если находятся родственники, готовые поддерживать родителей и ребенка, или некоммерческая организация, которая оказывает помощь. В Петербурге такой опыт есть у общественной организации «Партнерство каждому ребенку» и у фонда «Родительский мост», который сейчас помогает трем одиноким мамам с ментальными проблемами. Но у НКО очень скромные ресурсы, чтобы самим при этом не выгореть. Президент благотворительного фонда «Родительский мост» Марина Левина думает, что для подобных семей фонду нужна отдельная программа с созданием приюта — дома, где бы они могли жить при поддержке специалистов, ведь таким семьям она необходима практически пожизненно.


По теме