Трамплин для карьеры: как в Петербурге поддерживают молодой балет Фото: Олег Золото

Трамплин для карьеры: как в Петербурге поддерживают молодой балет

12 сентября 2021 13:12
Анастасия Романова

Танцоры меняют отношение к своему телу и профессии, а театры помогают будущим звёздам.

11 сентября в Эрмитажном театре состоялся концерт вчерашних выпускников балетных школ и Академии русского балета имени Вагановой. Это нужно, чтобы молодые артисты громко заявили о себе. Анастасии Романовой удалось попасть на генеральную репетицию и поговорить с авторами и участниками проекта.

«Чтобы талантливый человек не стоял в мимансе»

В Эрмитажный театр я попадаю через служебный вход. Всё серьёзно: обязательно нужно быть в маске, предъявить для досмотра сумку. После через изящную голубую гостиную меня проводят в зал-амфитеатр. Аккуратно, стараясь не скрипеть старинной дверью, пробираюсь внутрь на ощупь. В зале темно. В центре, на режиссёрской площадке, которая находится на уровне сцены, стоит пульт художника по свету. За ним — два человека. Специалист, который управляет аппаратурой, и руководитель проекта «Школа русского балета» Данила Корсунцев, педагог-репетитор Мариинского театра.

ZOV14027.jpg

Фото: Олег Золото

Балет-гала «Школа русского балета» — это своеобразный «вечер встреч выпускников», продюсером проекта стал Ринат Дулмаганов, член Международного союза музыкальных деятелей, генеральный продюсер Национального оперного центра и Общественного фонда исполнительских искусств. 11 сентября на сцену вместе с именитыми танцовщиками Евгением Иванченко, Александрой Иосифиди, Ренатой Шакировой выйдут вчерашние выпускники школ классического балета и академии имени Вагановой. Мне вместе с фотографом удалось посмотреть на финальную репетицию перед концертом.

Проект нужен, чтобы молодых артистов заметили. Все они были лучшими на курсе и смогли попасть в Мариинку. Для многих этой осенью начнётся первый театральный сезон, но пробиться в профессиональной среде непросто.

— Надеюсь, этот проект будет трамплином для карьеры ребят. На репетициях я увидела у них кураж. Они показались блестяще на дипломном спектакле, а сегодня подтверждают, что они достойные. Но одно дело — блестяще выпуститься, а другое дело — карьера, чтобы талантливый человек не стоял в мимансе (массовке, которая заполняет сцену, но не танцует), а хотя бы в танцующем кордебалете. Нам медалей не дают и успех в карман не кладут. Каждый выход на сцену всё начинается сначала, с чистого листа, — говорит экс-прима Мариинского театра Юлия Махалина, известная не только в России, но и за рубежом, обладательница престижной премии «Золотой софит».

Юлия завершила карьеру четыре года назад, но продолжает танцевать и делает большие проекты. К примеру, 12 ноября в музее Рериха, прямо среди картин художника покажут постановку «Весна Священная». Эту музыку и хореографию прима знает от и до, ведь сама танцевала Избранницу: 145 прыжков за пять минут. А в «Школе русского балета» Юлия делится опытом, подсказывает и помогает начинающим.

— Вот так, сдержанно, без форса. Плечом правым больше, левое прибери. Походи по сцене, почувствуй пространство. Не подходи так близко к кулисе. Тебя там не слепит? — Юлия старается смягчить каждое замечание, подмечая удачные моменты: кому-то удалось начало, кто-то отлично вжился в роль.

У Юлии выученная идеальная осанка, даже под плотным золотым пиджаком видно, как сведены её лопатки. Тёмные длинные волосы, карие глаза и смуглую кожу оттеняет ярко красная помада. С примой нам удаётся поговорить в промежутке между номерами: Юлия проста в общении, но держит дистанцию.

ZOV14345.jpg

Фото: Олег Золото
Юлия Махалина

«Русская школа балета — как Эрмитаж»

— Ревности к молодым ребятам ни в коем случае нет, — не задумываясь отвечает Юлия. — Мы так устаём к концу своей дороги. Мне повезло, я попала в какую-то волну, случился быстрый взлёт и получилось удержаться благодаря здоровью, балетмейстерам, театру. Моей карьеры хватит на троих. Я спокойно поцеловала сцену и выдохнула.

Балерина поддерживает политику Мариинского театра и его генерального директора Валерия Гергиева по отношению к молодым артистам. Их стали приглашать в постановки намного чаще. Выпускников поддерживают достойными зарплатами, приезжим помогают со съёмом жилья. Так создают комфортные условия, в которых человек может думать о творчестве и расти. Юлия относится к начинающим тепло, чувствует с ними родство, ведь считает, что завершение карьеры во многом похоже на её начало. Очень важно продолжать себя показывать, держать в форме и искать пути самовыражения.

— В конце важно не постепенно угасать, а уйти, поставив восклицательный знак. А в начале — шоры в уши и двигаться к своей цели. В нашей профессии стрелять нужно далеко, — говорит балерина.

  • ZOV14808.jpg

    Источник: Олег Золото

  • ZOV15417.jpg

    Источник: Олег Золото

  • ZOV13718.jpg

    Источник: Олег Золото

  • ZOV15599.jpg

    Источник: Олег Золото

Юлия уверена, что далеко не всегда прим видно сразу. Она это знает по себе, ведь первые два года была «середняком». За счёт постоянной работы ей удалось опередить более даровитых однокурсников. Для Юлии балет больше про природные данные, но без труда с ними ничего не сделать.

— Если в человеке нет целеустремлённости, но при этом лёгкости, лучезарности и чистоты, то ему лучше пойти в другую сферу. Внутренняя наполненность и содержание — это то, что в первую очередь отличает русскую балетную школу, а совсем не техника. Даже знаменитые «русские руки», руки вагановской школы — это больше про душу, а не про тело. Не без огрех, но мы всё же первые в балете. Нашу школу можно отличить по органичности, музыкальности, утончённости, аристократичности. В ней нет вульгарности. Она как Эрмитаж, — уверена Юлия.

Эрмитажный театр принимает юных артистов балета давно. Здесь проходят традиционные постановки и дипломные спектакли. Так вышло неслучайно. На месте элегантного здания на набережной Невы по сути и зародился русский балет. В 1738 году по указу императрицы Анны Иоановны здесь открыли «Танцо́вальную Ея Императорского Величества школу». В специально оборудованных комнатах Зимнего дворца французский танцмейстер Жан-Батист Ланде начал учение двенадцати детей дворцовых служащих. В том же году в России и появилась одна из старейших профессиональных школ мира — Академия русского балета имени Вагановой.

Как гаджеты влияют на танцоров

Концерт, а следовательно и генеральный прогон, открывается дуэтом: адажио и кода из «Копелии». Оригинальная хореография принадлежит Александру Горскому, но выпускники Мария Чернявская и Антон Осетров танцуют номер под редакцией Николая Цискаридзе.

— Талантливые мальчики в балете — на вес золота, их очень мало. Антон — один из таких. И я поздравляю Фетона Миоцци с выдающимиися выпускниками! — отмечает Юлия Махалина.

Фетон Миоцци — преподаватель Академии русского балета имени Вагановой. Он итальянец, живёт в России уже 30 лет. Приехал сюда в 1991 году, чтобы учиться «настоящему классическому балету», работал в Мариинском театре, а теперь учит новое поколение танцоров.

— Для нас очень важна и эрудированность, культурная составляющая. Мы часто ходим на спектакли, концерты, в музеи — стараемся выпускать знающих людей с богатым внутренним миром, — говорит Фетон. — Антон очень красивый парень. Мы иногда шутим с ним, что 70% успеха — это его внешность. Достаточно просто выйти к зрителю и улыбнуться, как его уже обожают.

Преподаватель отмечает, что помимо физических данных крайне важен артистизм будущего танцора, его настрой на занятии, чувство пространства. Всё это есть у Антона, но репетиции не всегда проходят гладко.

— На репетиции я часто кричу, мы много ругаемся. Бывает даже, что хлопаем дверьми, но от этого не перестаём любить друг друга и всегда возвращаемся к работе, — признаётся Фетон. — Когда мы учились, не было так много развлечений. Мы играли в активные спортивные игры, развивали координацию и мышление. С приходом телефонов и компьютеров ситуация сильно поменялась, они не дают возможности такого же физического развития. Но в процессе обучения мы это исправляем, многие мальчики раскрываются только ко второму-третьему году.

ZOV14933.jpg

Фото: Олег Золото
Фетон Миоцци

Однако сегодня Фетон Миоцци уверен в своём ученике, и репетиция прошла без итальянских страстей.

«Учиться правильно работать с телом намного интереснее, чем постоянно загонять себя в рамки и думать, что я плохая»

Ребята очень напряжены перед концертом. Одни ещё раз повторяют фигуры на сцене, другие настраиваются на выступления в гримёрке, но мне всё же удалось поговорить с красивой девушкой. Анастасия чувствует себя чуть более уверенно. Она выпустилась два года назад и уже была солисткой в Михайловской театре. Туда её пригласили ещё до выпуска, увидев Настю в традиционном для Академии русского балета спектакле «Щелкунчик». Так что пандемия не внесла корректив в начало карьеры.

ZOV14081.jpg

Фото: Олег Золото
Анастасия Смирнова

Участвовать в вечере встреч выпускников она согласилась сразу. В первую очередь, следуя совету педагога: откликаться на всё по максимуму. Во вторую — из спортивного интереса: удастся ли подготовить номер в сжатые сроки. И наконец танцору необходимо постоянно держать себя в форме. Достаточно не позаниматься неделю, как пусть незначительно, но начинаешь терять позиции.

На сцене Эрмитажного театра Анастасия во время концерта появляется дважды. Первый номер — сольная вариация из балета «Лауренсия». Второй — дуэт Дианы и Актеона из «Эсмеральды». Его Анастасия ровно год назад танцевала на концерте «Есенин-Дункан» с тем же партнёром — Павлом Савиным, который работает в Михайловском театре.

К 23 годам Анастасия натанцевала хороший репертуар, сейчас у неё шесть ведущих партий — это много для молодой балерины. Для сравнения: у Майи Плисецкой за долгую блистательную карьеру было больше 40 партий (не считая появлений в кино), в десяти из которых ей не было равных. За развитием и «старой школой» Анастасия ушла в Мариинский театр. Можно сказать, она вновь будет переживать первый театральный сезон.

— Первый сезон в жизни — самый сложный, очень насыщенный. В академии привыкаешь, что всё по расписанию, размеренно. А в театре тебе легко могут сказать: «Послезавтра ты танцуешь вариацию, подготовь». Такой темп работы выдерживают не все, но именно он показывает, сможешь ли ты быть ведущим танцовщиком, — делится Анастасия.

На удивление, далеко не все будущие балерины мечтают танцевать сольно. Многие уже во время обучения решают работать в кордебалете. И далеко не всегда это желание связано с данными или профессиональной подготовкой. Важную роль играет устойчивость нервной системы и контактность: не у всех получается выдержать напряжённые репетиции и найти контакт с партнёром.

Перед выходом на сцену танцовщица может не репетировать с оркестром, ещё не успеть привыкнуть к костюму — всё это стресс.

— На некоторые спектакли дают два месяца, это хорошо. Были и те, на которые давали один. Самые экстремальные условия — выучить партию за полторы недели. Но в балете есть правило: отказываться нельзя, если откажешься, больше не предложат. Стоит очередь, много желающих станцевать эту роль. Пока ты никак не выделился, не нашёл индивидуальность, фанбазу, свой театр, пока не раскрылся, никогда не говори «нет», — рассказывает Анастасия.

  • ZOV13563.jpg

    Источник: Олег Золото

  • ZOV15159.jpg

    Источник: Олег Золото

  • ZOV13611.jpg

    Источник: Олег Золото

Можно сказать, что в балет Анастасия попала случайно. Её не привлекали сцена, аплодисменты или красивые пачки и пуанты. Настя с четырёх лет занималась художественной гимнастикой и привыкла к определённым физическим нагрузкам. Когда в 11 лет пришлось уйти из спорта, мама предложила «на замену» балет.

— Сперва в академии мне было легко. Шёл базовый класс: вытянуть ножки, потянуть носок. На художественной гимнастике мы и не такое делали. Потом становилось всё сложнее и от этого интереснее. У меня сменилось пять педагогов, каждый делится опытом, воспоминаниями, видением профессии. Наверное, самым значимым человеком в плане понимания, что на самом деле такое балет, для меня стала Людмила Валентиновна Ковалёва, — рассказывает Анастасия.

Людмила Ковалёва — не только прославленная балерина, но и педагог, который умеет воспитывать прим. Одна из самых известных её учениц — Диана Вишнёва, о которой она много рассказывала Анастасии.

— Очень сильно меняется отношение к танцу и к профессии. Это не просто «вышел-станцевал». Здесь смысл в каждом движении, это большое искусство, — Анастасия говорит восторженно, это читается в её зелёно-голубых глазах. Но её жесты остаются спокойными, размеренными и плавными. Она похожа на фарфоровую статуэтку — одну из тех нежных хрупких фигурок, что стоят в застеклённом серванте. Удивляешься, как настолько тонкое и лучезарное существо выдерживает нечеловеческие нагрузки. Лёгкость даётся тяжело.

Однако сейчас в профессиональном балете у танцовщиков всё же меняется отношение к телу. Теперь это не просто ресурс, который необходимо выработать без остатка, а инструмент, нуждающийся в уважении.

— В академии нам объясняют, как правильно отдыхать и расслаблять мышцы. Массаж и сауна — не прихоть, а обязательные процедуры. Нужно принимать витамины и следить за питанием. Для нас диета скорее не о том, что нельзя, а о том, что обязательно должно быть в рационе, чтобы поддержать кости и связки. Я стала много читать, изучать свои особенности, чтобы облегчить работу. Конечно, есть и элементарная техника безопасности: нельзя себя рвать, пытаться прыгнуть, не разогревшись. Хотя раньше я много ругалась на себя, что у меня нет данных, говорила, что должна делать больше. Учиться правильно работать с телом намного интереснее, чем постоянно загонять себя в рамки и думать, что я плохая, не такая, — рассказывает Анастасия.

Анастасия уверена, что главный в театре не режиссёр и не критик, а зритель. Именно аудитория решает, кто великий артист, а кто — нет.

— От зрителей идёт большая эмоциональная отдача. Это очень приятно, когда тебя ждут на выходе, пишут поздравления, кричат на поклоне, присылают цветы. Ведь ты на сцене выдаёшь столько эмоций, — объясняет Анастасия.

Сейчас балерина точно знает, что танец — это в первую очередь про удовольствие, которое ты даришь себе и зрителю. Анастасия часто пересматривает старые записи с Майей Плисецкой, Екатериной Максимовой, Натальей Осиповой и видит, что «они светятся, когда танцуют», и девушке «очень хочется так же».



По теме