Здесь умирали ленинградцы Фото: Давид Трахтенберг. 1942г. улица Пестеля

Здесь умирали ленинградцы

8 сентября 2021 10:23
Елена Михина

Не все хотят знать, что в квартире, где они живут, в блокаду лежали трупы.

80 лет назад — 8 сентября 1941 года — началась блокада Ленинграда. Об этом принято вспоминать в «специальных местах» — у мемориалов, в музеях, храмах. Но «мемориалом» в городе можно считать практически любой дом, любое здание. Почти в каждой квартире в исторической части города за время блокады кто-то умер, не вернулся с фронта, погиб по пути на работу, домой или в магазин. Да и новостройки зачастую растут на местах, где шли бои или стояли частные дома. Для тех, кто не боится узнать правду, с журналистом и активистом Даниэлем Лурье собрали ресурсы, на которых можно посмотреть, кто жил и умирал в квартире, в доме или просто в том районе, где вы живете.

1. Проверяем адрес

После революции в Петрограде-Ленинграде были переименованы многие улицы. 13 января 1944-го часть названий вернулась. Самый известный пример: с 1918-го по 1944-й Невский проспект был проспектом 25-го Октября, Садовая — улицей 3 июля, а Дворцовая площадь — площадью Урицкого. После перестройки еще больше топонимов в исторической части города сменили советские наименования на дореволюционные.

Кроме того, после войны менялась нумерация домов (и участков).

Так что, прежде чем выяснять историю своего дома, стоит уточнить, как называлась улица во время блокады и какая была нумерация. Именно старый адрес будет указан в архивных записях.

Где проверить адрес:

— Сайт citywalls.ru — база почти по всем домам в исторической части города и многим в новых районах с рассказом об их создании и изменениях за время существования. В том числе там можно узнать, как менялся адрес, этажность, проводился ли капитальный ремонт.

— Сайт etomesto.ru — дает возможность не просто посмотреть старые карты города, но и легко сопоставить их с современной. Указываем на актуальной карте адрес, выбираем, например, предвоенную карту Ленинграда. На подробных планах хорошо видны и названия улиц, и номера зданий.

Там же можно посмотреть, что было на месте новых кварталов. Например, на Крестовском острове, где сейчас элитная недвижимость, перед войной стояли деревянные дома. Многие из них были разрушены во время обстрелов или разобраны на дрова.

2. Узнаем, кто умер в квартире

За время блокады в Ленинграде, только по официальным данным, погибли при артобстрелах и бомбардировках 16 747 человек, 632 253 скончались от голода. Еще тысячи погибли во время боевых действий.

Российская национальная библиотека в единую базу данных собрала сведения о погибших в городе из книг памяти «Блокада», «Реквием», «Они пережили блокаду» и дополнительных списков.

— Сайт visz.nlr.ru/blockade — здесь через простую форму поиска по адресу можно узнать об умерших жильцах. Поиск не слишком удобный. Если задать название улицы, номер дома и квартиры, то база выдаст все совпадения — перетасовав все номера. Тем не менее разобраться можно.

— В базе есть неточности. Я слышал, что некоторые люди, которые пережили блокаду, указаны в этой базе как погибшие. Но в целом объем данных достаточен, чтобы понять: в каждом доме в городе умерли десятки людей, и это была одна из величайших гуманитарных катастроф XX века.

«Надо признать, что, за редким исключением, почти в каждой квартире в Ленинграде во время блокады кто-то умер, — говорит Даниэль Лурье. — Исключение — особые дома, где жила номенклатура, там, возможно, меньше умирали. Но даже в известном номенклатурном доме Бенуа (Каменноостровский, 26−28) кто-то из работников Смольного сыто жил в самые голодные времена, а рядом люди ловили последнюю крысу, чтобы ее съесть, — об этом тоже сохранились воспоминания блокадников».

3. Проверяем эвакуированных из квартиры

В списках умерших в городе, скорее всего, не будет тех, кто погиб во время эвакуации — а таких также было очень много. Машины с людьми уходили под лед на зимней Дороге Жизни на Ладоге, попадали под обстрелы и бомбежки, долго голодавшие ленинградцы умирали, едва попав на «большую землю» и наконец-то наевшись, умирали от последствий заболеваний в первые месяцы и годы.

— Это уже совсем сложно отследить, почти как статистику с ковидом в наши дни. Но даже те, кто умер от голода во время эвакуации или сразу после нее, — они тоже не попадают в статистику погибших блокадников, — отмечает Даниэль Лурье.

С 2014 года Центральный государственный архив Петербурга начал собирать воедино комплекс документов по эвакуации/реэвакуации населения из блокадного Ленинграда из районных и ведомственных архивов. Данные также оцифровываются.

— Сайт evacuation.spbarchives.ru — сведения об эвакуации можно посмотреть по фамилии-имени человека, по адресу регистрации, а также по месту работы на момент эвакуации. Сейчас в базе содержатся сведения о 833 899 персоналиях.

4. Ищем, кто жил в квартире до войны

— spbarchives.ru — на сайте «Архивы Санкт-Петербурга» также можно попробовать поискать цифровые копии домовых книг. Их пока не очень много. В них указаны сведения о жильцах квартир, кто когда заселился или выбыл.

Если книга не оцифрована, но существует (это подскажет сайт), ее можно посмотреть вживую в читальном зале архива по адресу: ул. Антонова-Овсеенко, д. 1, корп.1, литера А.

Важный нюанс: по закону в открытом доступе находится только информация с личными данными горожан, которой более 75 лет. Сейчас открытыми стали домовые книги 1946 года и более ранние. Но некоторые книги велись годами. И если том охватывает годы за 1947-й и позже, придется подождать.

— nlr.ru/cont/v_l/ — еще один полезный подраздел сайта РНБ. На нем имеются оцифрованные сборники «Весь Петроград» — «Весь Ленинград» за 1922−1935 годы. По сути это адресные книги, в которых собрана информация о предприятиях города. В конце каждой книги также есть алфавитный указатель жителей. В нем учтены, конечно, далеко не все проживавшие в городе (лишь около 10% в лучшие времена), но многие врачи, учителя, юристы и прочие полезные для города специалисты.

5. Смотрим, как выглядел дом до, во время и после войны

Еще один полезный архив — кино-, фото-, фонодокументов. В его базах можно найти в том числе снимки, сделанные на улицах Ленинграда до, во время и после войны.

К базе можно подключиться также через портал петербургских архивов:

— Сайт spbarchives.ru/infres/search — в форме поиска имеет смысл задавать название улицы и ограничивать область поиска фотодокументами, а также прописывать интересующие годы.

12976012-ff1e0e2ba2aef762221574fde77398e7.png

Особенность этого архива в том, что полноценные изображения можно увидеть только за плату:

  • один день — 77 рублей;
  • одна неделя — 257 рублей;
  • две недели — 382 рублей.

Плата не дает права на публичное использование снимков, но можно увидеть, что происходило во время блокады если не конкретно с вашим домом, то на соседних участках.

— Не все готовы воспринимать такую информацию, не все хотят знать, что в квартире, где они сейчас живут, лежали трупы, — говорит Даниэль Лурье.

Из доступных архивов он узнал, что происходило в квартире, где сейчас живет его семья. Это дореволюционный дом на Петроградской стороне.

— У нас небольшой дом — одна парадная и флигель внутри, но в доме были десятки погибших. В части квартир было по несколько трупов. В нашей квартире тоже умерло несколько человек, а в квартире над нами жила семья Мелкозеровых. Они занимали квартиру еще с дореволюционных времен. Во время войны к ним еще приехали родственники из Тигоды. По данным архивов, за время блокады у них умерла вся женская половина семьи — все женщины, которые остались в городе, а также маленький мальчик. А почти все мужчины, которые ушли на фронт, выжили. Это производит впечатление.

Личный опыт

Главный редактор
MR7 узнала блокадную историю квартиры, в которой живет.

— Мы живем в доме на Петроградской стороне. Рядовая застройка начала века. Одна парадная, десять небольших (двух- и трехкомнатных) квартир. Примерно полчаса ушло на поиск по открытым архивным данным.

В нашей квартире погибли двое. В декабре 1941 года умерла девочка Люся. Ей не было и года, младенец. Первую блокадную зиму пережила, но скончалась летом 1942-го 58-летняя Людвига Адамовна. Обе были похоронены на Серафимовском кладбище. Данных об эвакуированных из квартиры не нашлось, как и сведений о выживших.

e747efbf-79b0-4f52-9740-259bfef8ade3.jfif

Фото: фотоальбом Евдокии Дмитриевой
От довоенных фотографий Евдокии с мужем и сыном до одного из последних снимков бабы Дуси на лавочке у дома.



Но старожилы дома рассказывали, что осенью 1941-го разбомбило деревянные дома, стоявшие в начале нашей улицы (Мичуринской) — в 1960-е на их месте построили «дворянское гнездо», дом для художественной элиты: актеров, режиссеров, художников, музыкантов. Жильцов разрушенных домов в сентябре расселяли по окрестным коммуналкам. Как раз тогда в нашей квартире поселилась баба Дуся — Евдокия Дмитриева. Она с сыном жила в небольшой комнате возле кухни. Ее муж не вернулся с войны. А сын умер уже позже от эпилепсии. В комнате бабы Дуси осталась круглая блокадная печь и радиоприемник, который никогда не выключался (одна из традиций блокадного города). А еще сохранился ее фотоальбом — родственники не забрали его после смерти одинокой бабушки, хотя и вынесли из комнаты почти всю мебель, одежду и посуду.

В какой из комнат жили Люся и Людвига Адамовна, узнать не удалось. Кроме них в доме умерли за время блокады еще 18 человек. Только об одной из десяти квартир нет смертных записей, в остальных скончались от одного до пяти жильцов.

А дому на вечную память осталась блокадная метка — один из углов был разрушен при попадании бомбы, его заделали, но неровно — он так и стоит, будто срезанный ножом.
Если вы узнали блокадную историю квартиры, в которой жили или живете, и готовы ей поделиться — вы можете прислать ее в редакцию по адресу editor@mr7.ru c пометкой «блокадная история».


По теме