Перемен требует наша страна: почему в России много проблем с углеродной нейтральностью Фото: iStock

Перемен требует наша страна: почему в России много проблем с углеродной нейтральностью

7 июля 2021 11:40
Георгий Кожевников

И что требуется для их решения.

Как ограничить рост глобального потепления хотя бы на 1 °C? Этот вопрос эксперты обсуждали на дискуссии, посвященной поиску вариантов достижения углеродной нейтральности. Вывод печальный: нынешнее отношение России к ситуации может привести к непоправимым последствиям.


30 лет в запасе

Открыл конференцию лауреат Нобелевской премии в составе межправительственной группы экспертов по изменению климата Игорь Башмаков.

— У нас есть горизонт времени — 30 лет. За это время нужно вложиться в такие траектории развития, которые ограничат рост глобального потепления на 2 °C или 1,5°С, — сообщил эксперт, подразумевая цели Парижского соглашения по климату, которое подписали 195 стран мира. По словам ученого, сегодня государства увеличивают свои обязательства по снижению эмиссии CO2 — вплоть до полной углеродной нейтральности. Без ускорения климатических действий мир к концу столетия нагреется на 3−5°С.

Одна из крупнейших климатических инициатив Евросоюза — механизм трансграничного углеродного регулирования (CBAM), уверен Игорь Башмаков. Со второй половины 2021 года власти ЕС обложат импортируемые товары, производство которых связано с высокими выбросами CO2, дополнительным налогом. Через несколько лет под него попадет весь «углеродоемкий» импорт. Поначалу же налог охватит поставки цемента, стали, алюминия и продуктов нефтепереработки, сообщил нобелевский лауреат.

Он считает, что к 2070 году в мире не останется предприятий, зданий и средств передвижения, выбрасывающих CO2.

— Технологические сдвиги в ближайшие 30−40 лет будут очень существенными. Практически все необходимое для перехода на низкоуглеродную траекторию развития уже есть, — нарисовал перспективы Игорь Башмаков.

Эксперты разошлись во мнении, какой должна быть стратегия России, чтобы не выпасть из этого контекста. Точек зрения прозвучало несколько.

co2-3139225_1280.jpg

Почему Россия медлит с низкоуглеродным развитием

Снять с себя сырьевое проклятие стране мешает излишняя политизация вопроса нулевых выбросов. Такой позиции придерживается советник президента России по вопросам изменения климата Руслан Эдельгериев. Он привел цитату главы МИД Германии Хайко Мааса: «Климатическая нейтральность — это больше, чем вопрос ветрогенераторов и электромобилей. Речь еще и о перераспределении власти в глобальном масштабе». По словам советника президента, подобные высказывания негативно влияют на отношения между ЕС и Россией: представители РФ считают, что «климат вне политики и не должен использоваться для создания торговых барьеров».

Как заявил Руслан Эдельгериев, для низкоуглеродной трансформации России необходимо, чтобы в мировой повестке исчезли двойные стандарты.

— Эти высказывания мешают объединиться сообществу, которое могло бы продвигаться в борьбе против изменения климата, — подчеркнул он.

Впрочем, Россия, по его мнению, обязана использовать свои преимущества для производства водорода и развития доступных возобновляемых источников энергии (ВИЭ) для плавного перехода с ископаемого топлива на «зеленую» генерацию.

Когда страна сможет совершить такой переход, сейчас не знает никто, добавил советник президента. Но расчеты ведутся.

— Минэкономразвития разрабатывает стратегию развития с низким уровнем выбросов до 2050 года. К сожалению, в некоторых редакциях документа углеродная нейтральность в XXI веке не прослеживалась. Надеюсь, на этот раз министерство представит расчеты, каким образом этого можно достичь, — поделился ожиданиями Руслан Эдельгериев.

Директор департамента конкуренции и экономики минэкономразвития Петр Бобылев пообещал, что стратегию перехода России к нулевым выбросам примут к середине 2021 года. Тогда же станет понятно, когда страна сможет прийти к углеродной нейтральности.

— Сейчас ясно, что мы должны снижать эмиссию за счет изменения структуры мощностей (источников энергии. — Прим. Plus-one.ru) и энергоэффективности. […]Мы не можем позволить себе вести диалог вдолгую. Поступательно на протяжении 40 лет куда-то двигаться — уже не сработает, — резюмировал эксперт, словно бы отвечая на слова советника президента о плавном энергопереходе.

fields-of-wind-turbines-2707526_1280.jpg

Может ли Россия и дальше жить с сырьевым проклятием

Эксперты оценивают перспективы роста экономики России почти в 2% в год, сообщил руководитель аналитического центра «Экономическая экспертная группа» Евсей Гурвич. «Пандемия отклонила нас от этой траектории, но скоро мы к ней вернемся. Мало кто верит в темпы развития более 3%, как запланировало правительство», — заявил он. Евсей Гурвич добавил, что Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и вовсе предсказывает нашей стране темпы роста в 1,5% в год.

— Это худший прогноз среди почти 50 крупнейших стран ОЭСР, — пояснил эксперт.

По его мнению, уйти от печальных перспектив можно, пересмотрев нынешнюю модель развития России. Она была построена в нулевых, когда в среднем экономика ежегодно росла на 6,9% — за счет увеличения нефтегазовых доходов. Сегодня российские власти вновь уповают на индустрию ископаемого топлива и предлагают нефтяной налоговый маневр.

— Это серьезная мера, которая должна увеличить доходы в бюджет. Но ее побочным результатом станет сокращение энергетических субсидий. Отмена таких субсидий рассматривается в мире как один из фундаментальных стимулов к энергосбережению, — сообщил Евсей Гурвич.

Маневр рассчитан до 2024 года и предполагает увеличение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и аннулирование экспортной пошлины. Однако, по мнению эксперта, из-за низкого качества институтов власти в России маневр может не сработать. Это спровоцирует повышение внутренних цен на энергоресурсы и снижение конкурентоспособности экономики.

— Теперь перед нами стоит задача построить новую модель интенсивного роста, который мог бы работать за счет внутреннего драйвера, а не внешних сигналов, — продолжил Евсей Гурвич, явно намекая на сигналы от повышения цен на нефть.

По его словам, в новой экономике решающую роль тоже будет играть энергетический сектор.

— Но это должна быть другая роль. Построение новой модели невозможно без повышения энергоэффективности и снижения энергоемкости ВВП, — сказал эксперт.

Он пояснил, что даже согласно консервативным сценариям добыча нефти существенно упадет к 2030 году, а цены на нее будут расти на 1,5−2% в год. Следовательно, доходы в бюджет от экспорта углеводородов просядут. В такой ситуации, по его словам, экономический рост почти невозможен. Это означает, что для построения новой модели развития России компаниям нужен стимул, чтобы повышать энергоэффективность и производительность.

pollution-87684_1280.jpg

Когда Россия сведет выбросы CO2 к нулю

После 2008 года ВВП России прибавлял менее 1% в год, сообщил Игорь Башмаков.

— Россия поставила задачу повысить темпы роста до среднемировых. Мировой ВВП, согласно многим прогнозам, к 2050 году вырастет примерно в 2−2,5 раза. Следовательно, ВВП России должен как минимум удвоиться. […] Но догнать мир по темпам роста при нынешней модели мы не сможем. Россия существенно отстанет, — заявил он.

По словам главы Центра энергоэффективности, главный аргумент противников перехода к углеродной нейтральности — страна потеряет экономический рост.

— Но нельзя потерять то, чего у нас нет. Возможность ускорения до среднемировых темпов — это не то, что есть, а то, что еще только требуется достигнуть, — сообщил он.

Игорь Башмаков подчеркнул, что российские власти стремятся сохранить ниши на традиционных рынках, но они будут неминуемо сжиматься. Структура потребления и производства энергии кардинально меняется.

— После 2030 года ускорится процесс электрификации в промышленности и на транспорте, а доля нетопливной генерации (производство электроэнергии без сжигания ископаемого топлива. — Прим. Plus-one.ru) превысит 70%, — оценил лауреат Нобелевской премии динамику энергорынков России и отметил, что сегодня эта доля уже составляет 41%.

Однако, даже несмотря на такой тренд, высокие выбросы парниковых газов сохранятся и после 2050 года, ведь сжигание топлива составляет лишь малую долю эмиссии промышленности — более 70% выбросов совершается при производственных процессах, утечках, авариях и в цепочке поставок.

По мере исчерпания ресурса повышения энергоэффективности акцент будет смещаться в сторону электрификации, замены углеродоемкого сырья и циклической экономики. Но даже при самых положительных сценариях, согласно подсчетам Центра нергоэффективности-XXI век, Россия достигнет углеродной нейтральности лишь к 2070 году.

Ученый добавил, что если политика энергетического перехода не будет интенсивной, то путь к нулевым выбросам растянется и пройти его удастся уже в XXII веке. Сейчас у России два варианта — эксплуатировать старую модель, что вряд ли приведет к экономическому росту, или устранять технологический разрыв и снижать выбросы CO2. Эта модель дает шансы на экономический взлет.



По теме