«Непарадный Питер тем и хорош, что мы и Достоевский одно и то же видим» Фото: www.instagram.com/natalya_nanieva/

«Непарадный Питер тем и хорош, что мы и Достоевский одно и то же видим»

21 февраля 2021 21:40
Елена Михина

Создательница диорам «Тот самый Петербург» Наталья Наниева рассказала, где искать прототипы фанерных дворов и каким может стать следующий набор.

Недавно городские СМИ обратили внимание на необычный конструктор — «Тот самый Петербург». В фанере представлены вовсе не достопримечательности, как это часто бывает, а непарадные дворы. MR7 поговорил с автором «тех самых» наборов Натальей Наниевой об их происхождении.

Первый конструктор «Того самого Петербурга» был представлен публике в ноябре 2020-го. Это был пейзаж с обрезанными тополями, гаражами и «Волгой».

Второй «Тот самый» появился в феврале 2021-го. Снова осыпающаяся штукатурка, голый кирпич, а еще ПАЗик, древний «Мерседес» и граффити на стене «Цой жив».

Автор диорам-конструкторов Наталья Наниева. Она родилась в Краснодаре, затем жила в Волгограде, а в Петербурге она с 2001 года.

— По образованию я книжный график, закончила Академию художеств имени Репина, — рассказывает про себя Наталья, — По идее я должна была работать с книгами, но проиллюстрировала только одну. В основном я занималась смежной деятельностью, связанной со скульптурой, архитектурой и дизайном, помогала мужу-архитектору.

По словам Натальи, предшественниками петербургских диорам у нее были плоские игрушки, а их история и вовсе уходит в глубокое прошлое…

— У меня двое детей, еще во время первого декрета, я нашла себе занятие, от которого получала массу удовольствия, — объясняет Наталья, — Я начала вести блог про историю старинных игрушек. Я не коллекционер, меня не интересовали стоимость, производитель, мне было просто интересно накапливать интересные факты и делиться изображениями необычных и красивых игрушек.

Наталья рассказывает, что по старинным игрушкам можно изучать историю человечества. Ее любимые эпизоды, это, например, игрушечные гильотинки, которые выпускали в конце XVIII — начале XIX века во Франции и Германии, дети даже могли на них отрубать головы тряпичным куклам. Или «Замороженные Шарлотты» — фарфоровые пупсики середины XIX века, дешевые маленькие куклы для купания детей, которые быстро стали ассоциироваться в Европе и Америке из-за своей белизны и неподвижности с замерзшей насмерть девушкой. Ее история появилась в одной из газет в США, в статье рассказывалось про девушку Шарлотту, которая зимой ехала на бал и не захотела надевать теплую одежду, боясь помять красивое платье, а в итоге по дороге замерзла насмерть.

— Изучая историю игрушек, я в итоге и сама захотела сделать что-то в историческом духе. Так как я художник-график, мне из всего игрушечного мира больше всего запали в душу плоские деревянные игрушки. Примерно в конце XIX века стало возможно печатать дешевые цветные картинки литографским способом. Такие картинки наклеивали на деревяшки вместо росписи, получалось дешево и люди их быстрее покупали. Я попробовала сделать что-то похожее. Первыми у меня были вешалки и дергунчики — цирковая серия фриков.

Чуть позже история про плоские игрушки соединилась у Натальи с любовью к городу, и получился проект «Тот самый Петербург». Однако у фанерных диорам также есть свои исторические корни. Сработала насмотренность Натальи в сфере старинных игр и игрушек. В XVIII веке немецкий гравер Мартин Энгельбрехт начал популяризировать бумажные сборные диорамы. Отчасти Наталья делает что-то похожее, с той лишь разницей, что в классических диорамах обычно была еще и верхняя часть.

— Идея — не просто соединять старинное со старинным, а сделать это современным и городским мне пришла в конце весны прошлого года. Потом я в спокойном режиме несколько месяцев отрисовывала первые эскизы. Пробники конструктора стали появляться у меня в октябре. Прототип из картона я оставила себе, присмотрелась к нему и поняла, что это неплохо смотрится. И в начале ноября первый микротираж я выставила на продажу в Интернет. Коммерческих планов особенно не было. И я не ожидала такого успеха. Сейчас спрос уже превышает мои возможности быстро все изготавливать. Желающим приобрести набор приходится записываться в лист ожидания.

Сама Наталья с семьей живет в Коломне, недалеко от Новой Голландии.

— Это и центр города и при этом на отшибе, со своей особой жизнью — не очень быстрой, кругом уголки, задворки и фактура почти на каждом шагу, — говорит художница.

Именно дворы Коломны стали прототипами для первого набора «Того самого Петербурга». Хотя именно такого пейзажа, как на диораме, в городе не встретить.

— У второго набора прототипы уже более расплывчатые — это районы Восстания и Лиговки. Но там я уже меньше держалась за натуру, — рассказывает автор, — У меня есть желание разбить наборы по эпохам. Если первый — это условно начала перестройки, 1990-е, то второй — скорее, начало нулевых. Это не жесткая привязка, непарадный Питер тем и хорош, что мы и Достоевский одно и то же видим. Но приметы времени вроде старой «Волги» и гаражей немного переносят нас в конкретное время, добавляют атмосферы, привязывают к эпохе. Также и ПАЗик — типичная маршрутка начала нулевых, также, как и приехавший к нам доруливать свой век «Мерседес» и наляпанные простые граффити «Цой жив» — не то, что мы видим сейчас, когда сложилась уже целая фантастическая визуальная уличная культура. На мой взгляд, чем хороша такая простая конструкция: мы заменяем нижнее основание, на котором сейчас изображен асфальт, на брусчатку, а вместо «Мерседеса» ставим карету, убираем граффити и вот у нас уже образ города, в котором можно поселить Раскольникова.

Сейчас Наталья фантазирует, каким может стать третий набор. Ей хочется углубиться в историю города, возможно, сделать ленинградский трамвай — своеобразный символ города и вокруг него разыграть новую непарадную историю.



По теме