Неуправляемый снаряд в каждом районе города Фото: vk.com/kalin_spb / Комитет по благоустройству Санкт-Петербурга

Неуправляемый снаряд в каждом районе города

12 февраля 2021 15:24
Анастасия Гавриэлова

Администрации районов могут засыпать опасный склон песком, но не в состоянии организовать безопасную горку.

После того, как 4 февраля во время катания на «ватрушке» за Морским Никольским собором в Кронштадте 11-летняя Полина неудачно упала и получила серьезные травмы — перелом руки и таза, — администрация района засыпала склоны песком, повесила ленту-ограждение и объявления о том, что кататься здесь опасно. Но ленты срывают, песок припорашивает снегом, а взрослые и дети все равно приходят с «ватрушками» и продолжают кататься. Потому что безопасной альтернативы рядом нет.

Несанкционированные акции по спуску с горок

В Муринском парке этой зимой, улетев на «ватрушке» в дерево, пятилетний ребенок получил открытую черепно-мозговую травму и перелом лобной кости, провел несколько дней в реанимации, а в Нагорном парке на Дудергофских высотах молодой человек 27 лет, скатываясь на «ватрушке», также врезался в дерево и все закончилось еще хуже — он скончался на месте, его спутница получила перелом позвоночника. У дерева, на которое снесло компанию, еще долго алели следы крови. Пару дней склон пустовал, но сейчас здесь вновь полно экстремалов.

В Муринском парке после трагедии появились аншлаги, предупреждающие об опасности спусков на «ватрушках» — их развесила администрация района, в Нагорном парке объявления об опасности спусков с горы висели задолго до трагедии. Таблички предупреждают: «Спуск запрещен. Штраф 5000 рублей». Однако и там, и там взрослые и дети продолжают кататься. Не потому, что у них девять жизней, а потому что больше негде.

Оборудованный, безопасный спуск, предназначенный для тюбинга (так официально именуется катание на надувных санках-«ватрушках») в черте города только один — в Никольских рядах. Его организовала частная компания. Чтобы на него попасть, надо заплатить за вход 600 рублей, а если вы живете не в Адмиралтейском районе, то до него еще надо доехать.

В остальных районах все горки для катания — стихийные. Никто не предусматривал для них траекторию спуска, не расчищал и не ограничивал бортиками трассу. Как правило, возвышенности, удобные для скатывания на них по снегу, находятся в парках. Там же рядом всегда есть скамейки, столбы освещения, деревья, ограды и водоемы. Например, в Красносельском районе массово катаются на «ватрушках» в парке Новознаменка. После спуска «ватрушечников» встречает гряда огромных валунов. При корреспонденте MR7 несколько человек не смогли рассчитать траекторию, выкатились на камни и травмировались. В Выборгском районе любят кататься на Суздальском озере — здесь в небольшой мороз велика вероятность плохого промерзания льда, зачастую между участком пляжа и льдом образуется проталина. В Приморском — излюбленное место катания — уютный и недавно красиво благоустроенный парк усадьбы Орловых-Денисовых. Но то, что летом благодать — скамеечки, урны, ступеньки спусков, перила, огромные стволы великовозрастных деревьев — зимой становится опасностью для любителей ватрушек. На Васильевском острове катаются с бомбоубежищ, но это опасно, так как врезаешься в забор…

photo5274043707630399933.jpg

Склон в Дудергофском парке

На вопрос, а кто должен строить «ватрушечные» трассы — чиновники разводят руками. В их обязанности это не входит.

Горки могут быть частью детской площадки, но в таком случае они не предназначены для тюбинга — «ватрушки» туда просто не помещаются. Большие горки с широким спуском — ушли в прошлое. Если их и строят, то это, как правило, инициатива жителей. Например, такая горка — в виде Репки — сохранилась на улице Кораблестроителей, 39. Ее построили в 1987 году. За ней следят сами жители домов. Городских или районных программ по организации «культурных», безопасных горок просто не существует.

Например, в администрации Выборгского района честно признали: «санкционированных „ватрушечных“ спусков не имеется». Зато на популярных у местных жителях склонах на Ольгинском пруду и Среднем Суздальском озере проводятся профилактические мероприятия с привлечением полиции и спасателей.

snowy-4689675_1280.jpg

Фото: pixabay
Безопаснее кататься на санках, а не на ватрушках.

Врачи просят остановиться

Видеограф и журналист Сергей Ильин, который ведет группу в соцсетях «Мы Ломоносовцы» рассказал, как в начале января, приехав покататься на «ватрушке» на Мартышкину гору в Ломоносове, он с ребенком оказались в больнице на Авангардной. С дочкой, к счастью, все оказалось нормально, но Сергея впечатлил разговор с дежурным врачом. Врач сказал, что 12 из 15 поступающих детей с травмами — это «ватрушечники». Малышей и подростков привозят медикам с переломами бедер, таза, ног и рук, многим требуются нейрохирургические вмешательства.

— Дети бьются и отделения переполнены. Может, это кого-то остановит. Потому что я и «ватрушки» — всё, — говорит Сергей.

Под постом Сергея в соцсети, сразу несколько человек написали о том, как они сами или их дети травмировались на «ватрушке». Люди пишут о сломанных носах, ключицах, сильных ушибах.

В Петербурге дети стали в 1,5 раза чаще биться на горках при катании на «ватрушках»

«Ватрушка» сейчас есть практически в каждой семье, санки уходят в прошлое. Хотя, по мнению главного детского травматолога-ортопеда Петербурга Алексея Баиндурашвили, санки или ледянки намного безопаснее для катания с горок, поскольку на них есть возможность затормозить. «Ватрушка» неуправляема и набирает за счет своей скользящей поверхности бо́льшую скорость. Повернуть или затормозить на ней тяжело, особенно детям.

Алексей Баиндурашвили рассказывает, что количество «ватрушечных» травм в этом году возросло в 1,5 раза по сравнению с прошлым сезоном. Сейчас идет небольшой спад — из-за морозов не все доходят до склонов. Но сути это не меняет — многие дети после этой зимы навсегда останутся инвалидами.

— Травмы очень тяжелые, в основном компрессионные переломы различных отделов позвонков, иногда бывают взрывные переломы позвонков и повреждения спинного мозга, которые требуют сложного хирургического вмешательства, чтобы ребенок на всю жизнь не остался инвалидом. Это очень серьезно, — рассказывает Алексей Георгиевич. — Мы — национальный центр по детской травматологии и ортопедии им. Турнера — уже выступали с предупреждениями. Я лично обращаюсь к родителям, бывает, когда гуляю в Пушкине и вижу, что дети катаются, предупреждаю: «Не надо делать так». Потому что спускаться с берега на замерзшую реку, тут еще и берег откосный, это опасно. Но у родителей мои советы вызывают просто негодование: «Не ваше дело, идите». Конечно, запретить кататься на ватрушках проще всего, но надо объяснять людям, к чему это приводит. Чаще всего, если это тяжелый перелом позвоночника, повреждается спинной мозг — это парализованные дети. Их лечение очень дорогостоящее и длительное и не всегда с позитивным эффектом.

photo5274043707630399935.jpg

В Кронштадте опасный склон "нейтрализовали" песком. Фото администрации района.

Песок как средство борьбы с упрямыми

Школьница Полина из Кронштадта только недавно вышла из больницы. До июня она не сможет ходить в школу, ей нельзя сидеть — только лежать, придется разрабатывать руку, учиться заново писать. Ее подруга Ксения рассказала, как Полина упала: девочка с подружкой катались с оврага за Якорной площадью. Сели вдвоем на «ватрушку», Полина сидела сзади. «Ватрушка» подскочила, Полина перелетела через подругу и упала в ручей — прямо на камни.

— Меня с ними не было. Но года 2,5 я тоже там чуть не «сломалась», меня мама вытаскивала. С тех пор катаюсь только в Летнем саду, там безопаснее, — рассказывает Ксения. Она заступалась за подругу в комментариях под постом о трагедии, когда взрослые начинали обвинять 11-летнюю Полину, что она сама во всем виновата.

Жительница Кронштадта Людмила Бочкарёва пишет, что в прошлом году стала свидетелем трех несчастных случаев в том же месте, где пострадала Полина — и все с «ватрушками»: «Вот и перелетают через ручей и на камни. При мне папашка ребёнка подтолкнул, улыбаясь, а потом с криками побежал вытаскивать из ручья… В тот раз обошлось мокрыми штанами».

Администрация Кронштадтского района серьезно отнеслась к трагедии. После происшествия все «ватрушечные» места посыпали песком. Но это не помогло. По словам Ксении, люди «упрямые» — все равно катаются.

Андрей Медянников, пресс-секретарь администрации Кронштадтского района рассказал, что были посыпаны все травмоопасные места, которые несанкционированно использовались жителями для катания:

— Жители района регулярно предупреждались на официальных аккаунтах администрации района. Были опубликованы посты, где было написано, что в таких-то местах катание опасно и что нужно делать, чтобы не травмироваться. В травмоопасных местах, не приспособленных для катания, были развешаны предупредительные таблички и установлены ограждения. Даже была попытка дежурства в этих местах сотрудников администрации, чтобы они предупреждали людей об опасности. Но это не возымело действия на жителей района.

Возможно, большее действие возымело возведение рядом «официальной» горки, с которой было бы и интересно, и безопасно кататься. Но такой нет.

Нелегальная аренда тюбингов

В Калининском районе тоже проводят разъяснительную работу с жителями.

— У нас в Муринском парке «ватрушечных» трасс нет, но сам парк — ландшафтный, поэтому много гор и пригорков. Мы постоянно гоняем нелегалов, которые сдают в аренду тюбинги. Но мы их гоняем, а они через два часа снова появляются, — объясняют в администрации района.

В том месте, где ребенок ударился головой об дерево, проходит лыжероллерная трасса для профессиональных биатлонистов. По слова пресс-секретаря района Юлии Лебединовой, там везде висят таблички о том, что на ватрушках тут кататься опасно. Но люди все равно катаются и бьются.

— Мы установили запрещающие аншлаги, там даже на асфальте написано — трасса повышенной опасности для профессионалов. Огородить ее забором мы не можем — придут активисты: «Хватит заборы ставить». Этой трассой пользуются ребята из спортшколы на Ушинского. Все эти тюбинги — наша головная боль. Мы постоянно проводим разъяснения среди родителей, по школам, по нашим соцучреждениям. Но всех не охватить, — говорит Юлия.

Недавно жительница Калининского района опубликовала фотографии, как в Муринском парке рубят деревья и предположила, что срубают именно те, в которые врезаются «ватрушечники». Но Юлия Лебединова эту информацию опровергла.

— Это чушь. Санитарная вырубка — сама по себе, катание на «ватрушках» — само по себе. Все деревья не вырубишь. Поэтому только разъяснения. — говорит Юлия Лебединова и добавляет: — У меня самой был единственны перелом — и тот на «ватрушке»: меня посадили на «ватрушку» и толкнули, а потом на меня упал человек и сломал мне руку. С тех пор на «ватрушке» не катаюсь.


snow-tubing-93024_1280.jpg

фото: Pixabay

Двукратный чемпион Олимпийских игр по биатлону, директор спортшколы № 3 Калининского района Дмитрий Васильев дал несколько советов, как избежать травм при катании на «ватрушках»:

— Выбирайте горки без трамплинов, именно на них «ватрушка» подпрыгивает и вы ударяетесь о землю.

— Выбирайте горки без крутых поворотов, так как «ватрушка» неуправляема.

— Спуску не должны препятствовать деревья, скамейки и прочие преграды.

— Смотрите всегда в сторону горки, чтобы вас не сбили спускающиеся с нее.

— Детей должен отправлять с вершины один взрослы, а встречать внизу другой, чтобы увести с трассы.

— Соблюдайте дистанцию!

(по материалам администрации Калининского района)


xRbmUQSXGmo.jpg

Склон в Дудергофском парке - бывшая трасса для горнолыжников.

Зимняя трагедия

Самый ужасный случай произошел 9 января в парке — Дудергофские высоты. В парке есть несколько скромных «детских» горок (взрослым там скучно) и две большие, одна похожа на горнолыжный склон, она им и была несколько лет назад. Здесь даже есть подъемник, который когда-то работал. С этого склона, по словам местных жителей, и смотреть-то вниз страшно. Но видимо не всем. «Ватрушечников» в хороший зимний выходной здесь пруд пруди. Склон смотрится пустым, но внизу экстремалов ждет небольшое возвышение — благодаря ему, человека на «ватрушке» сносит влево — прямо на деревья. Все это происходит на большой скорости.

Компания молодых людей на новогодних каникулах пришла сюда впервые и не знала об этом. Чтобы было веселей, они поехали всей гурьбой — паровозиком. Молодому человеку 27 лет повезло меньше всех — он разбился насмерть, ударившись об одно из деревьев. Его спутница сломала позвоночник. Несколько лет назад у того же дерева уже лежал венок — точно также погиб другой молодой человек. Но венок исчез, память стерлась и люди снова начали кататься. Также произошло и после трагедии 9 января.


Мнение

Полина Каракулина, дизайнер архитектурной среды, считает, что в Петербурге забыли про горки: при проектировании благоустройства территории о горках в зимний период никто не думает.

— Потом никто не понимает, как их содержать. Это же временный объект, а у нас с ними очень трудно, непонятно, куда их потом девать, — говорит Полина. — У нас на Васильевском всегда вместо горок использовали бомбоубежища. Но это небезопасно… При скатывании врезаешься в забор. А с другой стороны — колдобины.

Возможно, считает Полина, городу следует нанимать частные компании, которым было бы интересно создавать эту инфраструктуру в городе, организовывать временные фестивали с такими горками. Она вспомнила, как несколько лет подряд на территории порта «Морской фасад» проводился фестиваль, в рамках которого организовывался каток и горка.

Полина сама жертва несанкционированных горок.

— В детстве я каталась на лысой горе у Ледового, и сломала ногу — на меня приземлилась целая семья. Если бы город занимался такими пространствами, было бы хорошо.



По теме