Главврач Елизаветинской больницы: другие болезни при ковиде никуда не делись Фото: фото из личного архива Сергея Петрова

Главврач Елизаветинской больницы: другие болезни при ковиде никуда не делись

19 ноября 2020 16:48
Галина Артеменко

Елизаветинская больница — скоропомощной стационар-тысячник — не была перепрофилирована на коронавирусную инфекцию, продолжала и продолжает работать как многопрофильный стационар, оказывающий как экстренную, так и высокотехнологичную медицинскую помощь. Но пандемия, безусловно, внесла свои коррективы. Главный врач Елизаветинской больницы Сергей Петров рассказал о них в беседе с корреспондентом MR7.

— Сергей Викторович, что изменилось в работе стационара по сравнению с минувшей весной?

Приемное отделение, лаборатория?

— В приемном отделении мы изменили маршрутизацию пациентов для максимально возможного разделения потоков больных, создали обсервационные палаты на 20 коек для временного пребывания больных, у которых подозревается коронавирусная инфекция. Лаборатория стала выполнять ПЦР-диагностику коронавирусной инфекции и определять иммуноглобулины класса М и G.

— На Ваш взгляд, что изменит и уже изменила пандемия в подходах к работе медиков — и скорой, и стационаров, и поликлиник — ведь теперь всем приходится иметь дело с новым вирусом?

— Наверное, мы стали работать более четко, так как без отработанных решений внутри стационара работать во время пандемии невозможно. Главная задача, наряду с оказанием экстренной и жизненно необходимой медицинской помощи — предотвратить внутрибольничное инфицирование, инфицирование медицинского персонала.

— Как коллектив пережил и переживает ситуацию? Потери? Выплаты? У вас стационар не ковидный, тем не менее, есть погибшие медики и переболевшие. было ли сложно доказать заражение на работе?

— Коллектив трудится с колоссальной нагрузкой. Я искренне благодарен всем работникам Елизаветинской больницы. Я понимаю, что им реально тяжело, что они очень устали. В течение 8 месяцев по скорой поступает 300−400 пациентов в сутки. Да каких трудных и тяжелых пациентов! Кроме этого, пандемия показала, что риск заражения медицинских работников в «нековидных» скоропомощных стационарах выше, чем в инфекционных и перепрофилированных под ковид. Врачи, сестры, санитарки, к сожалению, тоже заболевали. По выплатам система у нас отлажена, если в период работы сотрудник контактировал с пациентами с COVID-19, все необходимые выплаты он получает.

—  Как вы считаете, сейчас достаточно защиты для медиков? Те, кто работают формально не в красной зоне — какова для них оптимальная защита?

— Вопрос очень сложный. Средства защиты есть. Но ведь скорая привозит несколько сотен пациентов за сутки, при этом многие из них коморбидные — каждого должны посмотреть несколько специалистов разного профиля, нужно сделать УЗИ, эндоскопию и т. д. Все это надо сделать быстро, чтобы оказать необходимую помощь — создать полностью условия как в инфекционном стационаре (отдельный бокс, один врач в боксе, полностью облаченный в средства защиты и не выходящий оттуда) на практике не возможно. Мы обеспечиваем полную защиту в своих местных «красных зонах» — обсервационных палатах (изоляторах) отделения скорой помощи и специальном изоляторе в отделении реанимации. Здесь персонал полностью экипирован, имеется санпропускник и т. д. Кроме того, закрепили за отделением скорой помощи, куда поступают экстренные пациенты, отдельный дежурный персонал. Работают они в специальных халатах, колпаках, респираторах, щитках и т. д. На других участках требования к применению средств защиты также стали более строгими.

— Несмотря на пандемию, в стационаре произошло много событий — новые уникальные операции, например. Расскажите о некоторых.

 — Да, мы продолжаем работать по все своим обычным направлениям, то есть практически по всем специальностям. Выполняем высокотехнологичные вмешательства, при этом в связи с перепрофилированием других стационаров нам даже увеличили количество квот ВМП — высокотехнологичной медицинской помощи. Главное, что нам удалось во время пандемии, это открытие отделения сердечно-сосудистой хирургии. Выполнены первые в истории больницы операции по установке кардиостимуляторов, аортокоронарное шунтирование, имплантация сердечных клапанов в условиях искусственного кровообращения. Некоторые операции были весьма сложные, например, удаление опухоли сердца в сочетании с аортокоронарным шунтированием.

В работе нового отделения нам активно помогает главный кардиохирург нашего города Геннадий Хубулава. Возглавляемая им кафедра базируется в нашей больнице, и Геннадий Григорьевич сам выполняет наиболее сложные операции на открытом сердце. В этот период нашим эндоваскулярным хирургам удалось помочь онкологической пациентке, проходившей химиотерапию в одном из учреждений города. У нее оторвался и попал в сердце большой отрезок внутривенного катетера. Удалось удалить его без открытого вмешательства через небольшой прокол. Вообще, каждый день выполняются сложные, необычные хирургические вмешательства в различных областях медицины. В среднем это 70−80 операций в сутки.

— Пандемия снизила качество жизни: плановая медицинская помощь была приостановлена, люди боятся обращаться в медучреждения, так как боятся заразиться. Насколько, на ваш взгляд, ситуация повлияла на здоровье петербуржцев — если говорить не о ковиде? И что в связи с этим можно спрогнозировать? Будет ли больше смертей от сердечно-сосудистых заболеваний, онкологических, эндокринных? И что можно сделать, чтобы максимально удержать ситуацию?

— К сожалению, по данным нашей больницы, контингент поступающих пациентов стал более тяжелым, соответственно, действительно выросла летальность. Наверное, сказалась и приостановка плановой госпитализации, и боязнь пациентов обращаться к врачу, и ехать в больницу. Меньше больных поступает в первые часы заболевания. При таких заболеваниях, как инсульт, инфаркт — это принципиально важно. Только в первые часы можно выполнить такие эффективные операции, как тромбоэкстракция, стентирование, провести тромболизис. Применяем их реже, соответственно, ухудшаются и результаты лечения. Многие хирургические больные поступают в стадии распространенного перитонита, другими уже развившимися осложнениями. Лечить таких пациентов сложнее.

Чтобы ситуацию улучшить, надо вероятно, объяснять населению, что не только коронавирусная инфекция опасна для жизни, что никуда не делись другие болезни и по поводу них надо своевременно обращаться к врачам-специалистам. Мы работаем и всегда готовы помочь, как в плановом порядке, так и экстренном.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга



По теме