Бизнес с человеческим лицом Фото: ютуб

Бизнес с человеческим лицом

14 августа 2020 12:54
Ольга Антонова

Социальное предпринимательство — не самая развитая в Петербурге сфера. Хотя, как отмечают эксперты, именно этот вид бизнеса относится к наиболее перспективным. Сам термин достаточно молод — настолько, что многие бизнесмены Северной столицы не понимают, что же под ним подразумевается.

Какие меры поддержки может оказать государство? Что могут сделать сами предприниматели? И кто еще может помочь бизнесу «с человеческим лицом»? Обо всем этом рассуждали эксперты на вебинаре «Технологии социального бизнеса». Организовали его Фонд развития субъектов малого и среднего предпринимательства в Санкт-Петербурге и Центр «Мой бизнес», Центр инноваций социальной сферы.

Эксперты отмечают, что важность именно этого вида предпринимательства переоценить невозможно. Являясь полноценным бизнесом и тем самым развивая экономику, социальные компании выполняют важнейшую задачу, обеспечивая население необходимыми уязвимым слоям населения услугами или же давая незащищенным социально гражданам работу. Поэтому государство и город готовы всячески поддерживать фирмы, которые можно отнести к этому виду бизнеса.

— Социальный бизнес — это не благотворительность, это устойчивая бизнес-модель на которую можно положиться в которой должны увидеть поддержку и граждане, и государство, — уверена руководитель Центра инноваций социальной сферы Центра «Мой бизнес» Ольга Юркина. — Как любой другой бизнес, социальное предпринимательство — это сложная система со своими тонкостями и нюансами, социальный бизнес — это бизнес с душой, с историей, с человеческим лицом.

Социальное предпринимательство может действовать в разных сферах, но всегда направлено не только на получение прибыли, но и на решение социально важных задач. Компания может трудоустраивать граждан социальных категорий, реализовывать производимые этими гражданами товары, может, наоборот, производить товары, необходимые для граждан социальных категорий — все это подпадает под термин социального предпринимательства.

В Центре инноваций социальной сферы Центра «Мой бизнес» компаниям социальной сферы оказывают информационную помощь. Здесь, как рассказала Ольга Юркина, бизнесмены могут получить консультацию о социальном предприятии, получить совет, спрогнозировать развитие и доработать свой бизнес, поучаствовав в обучающих программах ЦИСС, здесь по принципу единого окна бизнесмен сможет узнать: на какую помощь от государства он вправе рассчитывать.

Мера господдержки

В комитете по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга это четко понимают. Так, как рассказал начальник управления развития предпринимательства комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Петербурга Сергей Кузин, в ведомстве социальное предпринимательство считается одной из основных сфер направления. Чиновники намерены активно помогать социальным бизнесменам и уже приступили к формированию соответствующего реестра. Попасть в него несложно: компании нужно самостоятельно сообщить в комитет о своем существовании. Чиновники проверят все документы и, если фирма действительно ориентирована на оказание социально значимых услуг, включат ее в реестр.

— С начала 2020 года мы приступили к формированию реестра предприятий, которым впоследствии будет оказана мера государственной поддержки, — рассказал Сергей Кузин. — И с начала года к нам уже обратились 157 от субъектов малого и среднего бизнеса, которые претендовали на этот статус. Но признаны таковыми были только 72 предприятия.

По его словам, данные из реестра комитет ежегодно передает в управление Федеральной налоговой службы, затем они размещаются на сайте ФНС.

Те, кто попадает в реестр, имеет право претендовать на получение субсидий из петербургского бюджета. Деньги можно направить на разные цели, в том числе, на погашение арендной платы и закупку оборудования.

Сергей Кузин также отметил, что чиновники комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Смольного уже утверждают порядок выдачи субсидий и надеются начать выдавать их уже в сентябре 2020 года.

Кроме того, представители социального предпринимательства могут воспользоваться помощью государства, которую бюджет оказывает пострадавшим в пандемию компаниям.

При этом, как уточнил Сергей Кузин, работа по определению нужд бизнеса продолжается, и концу года по итогам работы, вероятно, программа помощи социальным предпринимателям будет пересмотрена, став более адресной в соответствии с запросами получателей.

Полмиллиона на рабочее место

Поддержку социальным предпринимателям готовы оказывать и другие государственные органы, поскольку такие компании представлены практически в каждой отрасли. Так, если комитет по промышленной политике ориентирован на общую помощь в частичной компенсации затрат, то комитет по труду и занятости Петербурга помогает более адресно — например, выделяя деньги на создание и переоборудование рабочих мест для инвалидов и людей с ограниченными физическими возможностями и на организацию доступа человеку с ограниченными физическими возможностями доступа к своему рабочему месту (например, на создание пандуса).

По данным начальника отдела отдел занятости граждан с особыми потребностями комитета по труду и занятости Петербурга Ирины Кузнецовой, в 2020 году комитет запланировал раздать 60 миллионов рублей. Деньги уже практически все израсходованы, и теперь в комитете надеются до конца 2020 года увидеть результаты работы бизнесменов, которые получили деньги — а это более 200 рабочих мест.

На создание одного рабочего места, в среднем, комитет выделяет примерно 300 тысяч рублей, максимальная сумма — полмиллиона рублей. При этом, чиновники охотнее субсидируют уже состоявшийся бизнес, который решил принять на работу социально уязвимого человека, чем нацеленный на это же стартап.

— Для нас более интересно, когда бизнес уже сформирован и мы поэтапно включаем людей с инвалидностью в какие-то бизнес-процессы, — говорит Ирина Кузнецова.

Кстати, в рамках создания рабочих мест на субсидии комитета по труду и занятости петербуржцы с ограниченными возможностями могут и получать образование, которое затем помогает им найти удачную работу. Так, к примеру, слабослышащие люди, как рассказала Ирина Кузнецова, водят экскурсии и делают видеогиды не только для музеев Петербурга, но и для Ватикана.

Прямая выгода в этом есть и для бизнесменов, которым бюджет покрывает расходы на создание части рабочих мест. Кроме того, к слову, состоявшийся бизнес может не сразу нанимать на работу человека с ограниченными физическими возможностями, а сначала пригласить его на оплачиваемую стажировку — эти расходы комитет по труду и занятости Смольного тоже может покрыть.

Помощь и прибыль в одной корзине

К слову, очень любопытно, что в каждом субъекте федерации правила работы социальных предпринимателей свои. И списки тех, кто может считаться поставщиком социальных услуг — тоже. Так, на федеральном уровне, как сообщила начальник отдела по координации деятельности исполнительных органов власти по поддержке социально ориентированных НКО Управления социального развития комитета по социальной политике Петербурга Анастасия Земская, в федеральном перечне прописаны 40 видов деятельности, которыми могут заниматься социальные предприниматели, чтобы считаться таковыми. В Петербурге перечень значительно больше, в нем более 100 позиций. Некоторые принципиально новые. Так, в федеральном списке нет услуг сиделки и тревожной кнопки. Петербургские чиновники отрабатывали взаимодействие с этим видом бизнеса буквально «наживую», и теперь фирма, оказывающая услуги сиделок и обеспечивающая своих подопечных тревожной кнопкой вызова помощи, есть в реестре и с помощью государства помогает гражданам.

Что отрадно, уже работающие с Центром «Мой бизнес» социальные предприниматели четко понимают свой статус и то, что они занимаются отнюдь не благотворительностью. На вебинаре выступили компания, которая обучает предпринимателей, детский сад, фирма, трудоустраивающая сирот из коррекционной школы, магазин, продающий товары инклюзивных мастерских и специализирующаяся на выпуске протезов фирма. Уже состоявшие бизнесмены из социальной сферы отметили, что в пандемию боролись за выживание, как и другой бизнес. Но в некоторой степени им было легче, потому что такова специфика самой сферы их деятельности: компаниям, которые нужны людям, легче выжить в кризис, им охотнее помогают и власти, и потребители.

Так, к примеру, клиенты пошли навстречу владельцам и сотрудникам Монтессори-центра «Мон Ами». Центру, как рассказала его основательница Анастасия Ким, разрешили работать с мая 2020 года, но, естественно, ограничив количество детей в группах. Учитывая требования Роспотребнадзора, «Мон Ами» быстро перестроился, перестроились и родители детей, которые занимаются в Монтессори-центре. Детей разделили на две группы, а общение с родителями перенесли полностью в онлайн-формат. К слову, это оказалось неплохим решением, чтобы не потерять контакт с клиентами.

— Мы искали новые способы выживания и возможность все же исполнить свои обязательства перед родителями, — рассказывает Анастасия Ким.

Что ценно, по ее словам, из кризиса и коронавирусных ограничений «Мон Ами», с точки зрения востребованности, вышел даже сильнее, чем был. Работая в период ограничений, центру удалось создать родительское сообщество, которое по-настоящему разделяет ценности и принципы Монтессори-центра.

Решение в пандемию нашел и протезно-ортопедический центр Scolilogic.ru. В пик пандемии приезжать на замер клиенты не могли, и центр отладил удаленную работу. Люди отправляли в Scolilogic.ru размер нужных им протезов, сотрудники центра печатали заказ на 3D-принтерах, и так наловчились, что стали изготавливать протезы, которые подходили клиентам буквально с первой же попытки.

В целом, компании сделали вывод: опыт пандемии, конечно, сильно ударил по бизнесу, но и дал немало. Новые навыки, новые знания, новые умения дорогого стоят.



По теме