Сергей Саяпин: назначают лояльных и молчащих Фото: Сергей Саяпин / Facebook

Сергей Саяпин: назначают лояльных и молчащих

28 мая 2020 11:07
Галина Артеменко

Анестезиолог-реаниматолог из Покровской больницы Сергей Саяпин сегодня первый день выходит на работу — после больничного и карантина. Сергей оказался в Петербурге одним из первых, кто открыто сказал, что в стационарах средств индивидуальной защиты, необходимых в условиях эпидемии, нет, что медики рискуют здоровьем и жизнью.

Сергей во время интубации пациента заразился коронавирусной инфекцией, был госпитализирован в больницу им. Боткина. Выздоровел, и вот возвращается к работе. Корреспондент MR7.ru поговорил с врачом.

— Сергей, нам говорят, что в эпидемии мы достигли плато, но по вашим ощущениям, стало ли легче?

— Больницы переполнены пациентами. Доходит до того, что предпринимаются определенные административные шаги по ускорению выписки — держат дней семь, никаких двух недель. И все равно даже это не дает разгрузить стационары.

— Почему так долго стоят машины скорых?

Прием пациентов занимает определенное время, раньше, пока стационары не были инфекционными, скорая приезжала, сдавала пациента и документацию в приемное отделение с рук на руки врачу.

Теперь же в смотровую больше одного пациента поместить невозможно. Поэтому, например, в приемном отделении Покровской больницы открыто шесть боксов. И пока из бокса пациент не уйдет на лечебное отделение, а бокс не продезинфицируют, следующего не запускают.

Еще скажу об организации маршрутизации скорых — она прямолинейна. Вот открывается очередной стационар и всех везут туда, пока он не забивается под завязку — все наряды даются только в него. Это также приводит к образованию очередей, рекорд был, если не ошибаюсь — 11 часов скорая ждала.

— Анна Попова, глава Роспотребнадзора, сказала, что нет всплеска смертности медиков этой весной в России, даже меньше, чем в прошлом году, как так?

— Медики заболевают на работе, результаты тестов идут долго, однажды у нас в больнице пять недель шел ответ. А врач или сестра пока ждет ответа — работает, ездит на общественном транспорте домой, маска и перчатки не дают стопроцентной защиты. Конечно, если взять статистику по стране по сравнению с прошлым годом, то, возможно, меньше смертей от инсультов или инфарктов, но смертей от коронавируса у медиков много, так что высказывание Поповой считаю неэтичным.

— Бывает, что люди пишут отказы от госпитализации, боятся ехать в больницы и даже занимаются самолечением, что вы, как врач, можете сказать по этому поводу?

— Я понимаю, когда люди боятся ехать в стационар, но я категорически против, когда пациенты где-то достают рецептурные антибактериальные препараты, сильнодействующие антибиотики. Я против свободной продажи антибиотиков как врач-реаниматолог, потому что не раз наблюдал, когда у человека была резистентность к лекарствам, что очень осложняло лечение. Некоторые препараты опасно применять без контроля работы сердца, без оценки психического статуса. Те же калетру и плаквенил, который, кстати, сейчас вообще исключают из лечения коронавирусной инфекции.

— А что лично в вашей жизни как профессионала изменилось за эти два месяца в мироощущении, отношении к вам окружающих?

— Мои личные промежуточные уроки пандемии? Я узнал, к примеру, что не все ми однокашники — выпускники Военно-медицинской академии — адекватные люди, узнал, что очень много вокруг меня доброжелательных людей — мне писали совершенно незнакомые граждане, выражали поддержку, желали здоровья, переживали, еще я понял, что нынешняя модель здравоохранения в стране абсолютно не приспособлена к работе в случае критических ситуаций.

— Если уточнить, что не так с некоторыми вашими однокашниками?

— Когда человек пишет, что не надо выносить сор из избы, не надо порочить систему — когда я возмущался, что медики не получили СИЗ и работают с ковидом. Есть такое выражение: «из ложнопонятых интересов службы». Так вот оно — об этом.

А система. Из-за зависимости от начальства хочется причесать показатели. Руководство стационаров зависит от органов исполнительной власти, система здравоохранения входит в вертикаль губернатора, а не Минздрава. Я не против вертикали власти, но она должна быть правильно настроена. Премьер Михаил Мишустин говорил о необходимости переподчинения госпиталей в систему Минздрава. А пока этого нет, то и будут назначаться те, кто выгоден исполнительной власти на местах — лояльные и молчащие. И будет причесанная статистика. Странно, что у нас не вице-губернатор Эргашев озвучивает цифры внебольничных пневмоний, а лично губернатор. Да, у нас разная с Москвой система подсчета — Москва считает ковидом все, что похоже на ковид, а у нас только то, что подтверждено лабораторно. И в других регионах так же, как у нас в Петербурге, — идет подсчет только по результатам тестов. Поэтому так выбивается Москва.

— Больницы даже не могут рассказать о превышении коечных мощностей.

— Конечно, ведь это фактически нарушение закона — если в больнице пациентов больше, чем коек. Перегруз при желании можно квалифицировать как деяние, приведшее к тяжким последствиям для здоровья пациента. Я никогда не скрывал превышения коечных мощностей в своем реанимационном подразделении, всегда это писал.

— Как вы думаете, многих коллег эта эпидемия научила защищать себя — свою позицию, свое отношение к себе как к профессионалу?

— Пока еще меньшинство, многие до сих пор готовы молчать и безропотно все сносить.



По теме