Элитные проблемы побережья

Элитные проблемы побережья

28 ноября 2019 14:57
Анастасия Гавриэлова

Элитные пригороды Петербурга, расположенные на побережье Финского залива, считаются самыми тихими и благополучными. Несмотря на то, что в них живут самые состоятельные люди России и крупные чиновники, проблем хватает и тут. В том, чем дышит побережье, разбиралась корреспондент MR7.ru.

Зеленогорск: «Не убивайте пригород апарт-отелями»

По мнению краеведа Александра Браво, автора сайта terijoki.spb.ru основными проблемами Зеленогорска является отсутствие муниципального жилья, из-за чего в городе уже сейчас ощущается нехватка врачей и учителей. «За те деньги, которые они могут здесь заработать, они к нам не едут. Еще какое-то время пройдет, все оставшиеся выйдут на пенсию и непонятно, кто будет нас лечить и учить», — говорит он.

Второй момент, являющийся важным для всего Курортного района, ограничение многоэтажной застройки.

«У нас никоим образом не должно получиться то, что произошло в Сестрорецке: когда там разрешили многоэтажную застройку, то фактически город как пригород убили», — говорит краевед.

«Понимаете, у нас инфраструктура совершенно не приспособлена к высотной застройке». Он рассказал о том, как в 2008 году на улице Ленина, шириной 6 метров, решили построить здание высотой 50 метров. «Это центральная улица, но в доме будут жить люди с машинами. Куда им подъезжать? Два три таких дома и от Зеленогорска ничего не останется».

Одна стройка, против которой жители, в том числе Александр Браво вели настоящую войну — строительство под видом физкультурно-оздоровительного комплекса апарт-отеля.

«В нашем случае это была попытка просто построить жилье прямо на пляже. Здания выходят на Золотой пляж, находятся в зоне зеленых насаждений. Все было незаконно, но они продолжали строить. Было заключение прокуратуры о том, что это незаконно. Пока жители не собрали больше 1000 подписей и не написали Путину — эта штука не останавливалась!»

История апарт-отеля началась в 2006 году, когда компания «Терийоки» получила в аренду 898 кв. м на Малинной улице, 1, под точку общепита. Компания построила кафе и оформила его в собственность, а в 2011 году снесла кафе и начала сооружать два четырехэтажных здания. Мало того, что здания закрыли вид из местного парка культуры и отдыха на Финский залив, так еще строить начали без каких-либо разрешений. В КГА отправили заявку на согласование проекта спорткомплекса. Жители забили тревогу первыми, обнаружив, что новостройка больше похожа на жилье.

Подключились депутаты ЗакСа, обратились к губернатору. На сайте риелторов нашлось объявление, где возводимые постройки назывались «жилым комплексом „Белые Дюны“», в котором продаются «апартаменты площадью от 43,6 кв. м со свободной планировкой и выбором вида из окна: залив или парк». Факт «самовольного строительства» был зафиксирован в 2012 году. Против компании «Териоки» возбудили административное дело.

76779561_441773553200839_7104455238542688256_n.jpg

Далее начались длительные судебные дела. Стройка остановилась. Застройщик разобрал крышу. Но на этом все закончилось. Безобразный скелет недостроя стоит на главном пляже города уже семь лет, а убирать его некому. У компании-банкрота нет денег, у района — тоже.

«В результате там стоят страшные бетонные курятники на самом красивом пляже северного побережья, — сокрушается Александр Браво. — Они мало того, что вид портят и позорят весь город. Так они еще и опасны, потому что там оставлены стройматериалы, туда лазают подростки, там бутылки, шприцы. А если оттуда кирпич упадет? Надо сносить любыми способами».

«Если город хочет, чтобы у мегаполиса был зеленый пригород, где можно спокойно дышать, тогда для этого района должны быть особые жесткие требования к строительству — более жесткие чем есть сейчас. И исключены какие-либо отклонения от тех лимитов, которые заложены в Генплане», — считает житель Зеленогорска Александр Браво.

Напомним, сейчас по Генплану, разрешено строительство до девяти этажей в высоту. К примеру, в Финляндии в таких городах нельзя строить здания выше пяти этажей.

Уникальные старые дачи — срочно спасать

Эта тема очень волнует краеведов Курортного района и не только. Ранее Зеленогорск и другие пригороды входили в состав Финляндии. Традиционно здесь располагались богатые русские дачи. Территория стала особенно популярна у состоятельных петербуржцев, когда в 1870 году сюда провели железную дорогу.

«А ведь это то, что мы можем показать нашим гостям для развития внутреннего туризма. Вопрос сохранения культурно-исторического наследия в Курортном районе в целом, а в Зеленогорске в частности, стоит очень остро. Ведь нам скоро будет нечего показывать гостям которых мы хотели бы сюда привлечь. Это наследие исчезает на глазах. Это старые дачи, очень красивые с интересными владельцами, про которых мы уже много всего „накопали“».

Весь багаж собранных знаний хранится на сайте «Терийоки», которые ведет Александр Браво и другие краеведы.

«Ничего не сохраняется, а только уничтожается. К примеру, самая красивая, одна из лучших на перешейке, являющаяся памятником регионального значения дача Мюзера на Театральной улице. Ее продали частному владельцу, и он ее сгноил. Государство ничего не делает, чтобы ее спасти. Мы обращались в КГИОП, я говорил с председателем комитета Сергеем Макаровым, председателем ЗакСа Вячеславом Макаровым, он сюда приезжал, убедился, какой ужас у нас творится. Но тем не менее ничего не прекращается. На этой даче такие печи и камины, каких нет даже в Эрмитаже».

В Курортном районе живет много людей которые любят и интересуются историей района. Они исследуют его, пишут книги, сборники. На сайте terijoki.spb.ru собрано более 1000 фотографий исторических объектов, есть раздел «Красная книга», в которую собраны дачи, нуждающиеся в экстренной реставрации — в основном это деревянные постройки, которые быстрее разрушаются.

Авторы статей на сайте работают в финских и шведских архивах, чтобы найти информацию и хоть где-то ее сохранить.

Одна из идей, продвигаемых активистами — сделать на базе красивейшей «виллы Айнола» на Приморском шоссе культурно-досуговый центр Зеленогорска и района.

«Это дача государственная, то есть нет проблем с ее использованием для государственных целей. У нас есть материалы. Мы можем помочь. У нас ведь проходит столько интересных событий летом, а проводить их негде. У нас нормального киноконцертного зала даже нет».

Сейчас здание заброшено. На запросы активистов район не ответил.

Серово: как жители поселка стали заложниками ООПТ

О безвыходном положении собственников ИЖС поселка Серово MR7 рассказали депутаты муниципального образования «Поселок Серово», которые уже много лет пытаются решить эту проблему.

«Практически вся территория поселка попала в зону Гладышевского заказника — особо-охраняемую природную территорию (ООПТ). В результате у нас запрещен даже рекреационный отдых — то есть нельзя в волейбол поиграть или шашлыки пожарить», — говорит депутат Алексей Горланов. Но это еще цветочки. Владельцам домов и участков в поселке нельзя ничего строить и даже расширять существующие дома.

Гладышевский заказник был сформирован в 1996 году. Позже при зонировании в зону ООПТ попали земли сельскохозяйственного назначения, на которых расположены поселки Молодежное, Смолячково, Серово. После этого собственники участков, которые и ранее жили здесь, обнаружили, что не могут их приватизировать. Все, что находится в зоне ООПТ, является государственной собственностью.

В проблеме в 2013 году пыталась разобраться депутат ЗакСа Ирина Иванова. Она обратилась к тогдашнему губернатору Петербурга Георгию Полтавченко с просьбой разработать постановление Правительства СПб по утверждению положения о природном заказнике «Гладышевский», из которого, говоря простым языком, нужно исключить земельные участки, на которых расположены индивидуальные жилые дома, возведенные или предоставленные гражданам до появления ООПТ.

Губернатор Полтавченко тогда ответил, как отрезал: земли, расположенные на ООПТ регионального значения, таких как Гладышевский заказник, не подлежат приватизации, однако добавил, «в тех случаях, когда граждане являются собственниками зданий, строений, сооружений, расположенных на ООПТ, имеют исключительное право на приобретения права аренды таких земельных участков».

Таким образом собственники частных домов получили возможность аренды своих же участков и оформили ее — на 49 лет. С тех пор попытки оформить свои участки в собственность, а они были и регулярно отклонялись судом, прекратились. Но проблемы собственников на этом не закончились.

По мнению муниципалитета, логично было не накрывать территорию поселка Серово зоной ООПТ, а исключить из нее дороги, по которым ездят машины, жилые участки и объекты, где исторически живут люди: «А они просто накрыли сеткой заказника всю территорию и не стали ничего исключать. И теперь по формальному признаку у нас идут проблемы одна за другой», — отмечает депутат Алексей Горланов.

Депутаты муниципалитета пытаются исправить ситуацию — пишут письма на имя губернатора, председателей комитетов с просьбой исключить участки, на которых живут люди из ООПТ и даже получают ответы профильных комитетов о том, что они «согласны их исключить».

«Но одно дело письмо от профильного комитета, другое дело провести саму процедуру. Нужно постановление правительства Санкт-Петербурга за подписью губернатора и проведение тендера на корректировку границ заказника — а это деньги из бюджета города. В информационной системе РГИС, в базах Росреестра все жилые участки покрыты сеткой заказника. Когда собственник идет получать согласование, например, хочет расширить свой дом, сделать пристройку, ему в любом комитете отвечают: нельзя, вы в заказнике. Мы показываем письмо из профильного комитета, а нам говорят: вносите изменения в саму территорию заказника».

Сейчас муниципальный совет проводит инвентаризацию, чтобы посчитать, сколько всего объектов попали в проблемную ситуацию, также посчитают объекты в бывших детских лагерях.

«Вот так живешь испокон веков на участке, а завтра тебе запретят ходить по нему, потому что выявят особо ценные породы мха. Скажут: есть тропинка, по ней ходите. Понятие частной собственности здесь совершенно размывается», — сетуют депутаты.

Репино — как защитить пляжи и деревья

Сергей Бугашев, житель Репино, рассказал об опасности, которую представляет концепция развития пляжей Курортного района.

«В этом году весной было анонсировано, что уже четыре пляжа стоят в проекте. Согласно этой концепции они весь пляж Чудный в Репино исполосовали глупыми бетонными дорогами», — говорит он.

Вторая проблема — безудержные вырубки деревьев. Летом 2019 года, по данным из официального ответа, который пришел Сергею Бугашеву, во время прокладки водовода вдоль Приморского шоссе было вырублены тысячи деревьев — многие видели эти работы, когда ездили на отдых в Курортный район.

На углу Приморского шоссе и улицы Пионерской вырубили кусок зеленых насаждений под видом устройства сквера. Но вместо сквера, здесь появилась парковка и пара скамеек. «Я начал выяснять и обнаружил, что рядом частный участок, на котором за забором построен банный комплекс под названием „Бор“. Я писал везде и мне пришли ответы из ГАТИ, комитета по благоустройству, из прокуратуры, что эта вырубка незаконна. КБДХ даже направил материал в полицию о том, что была проведена незаконная вырубка деревьев. Но никаких последствий. Никто не наказан».

Сергей Бугашев боролся и с незаконной постройкой апарт-отеля на главном пляже Ласковый в Солнечном. Каркас этого здания теперь видят все посетители пляжа — он торчит как скелет справа от главного входа на пляж. «Эта коробка — абсолютно незаконная стройка под видом реконструкции кафе, которое может превышать по высоте 7 метров. А по факту они строили апарт-отель высотой в 25 метров. По документам было выдано разрешение на реконструкцию кафе — аналогичная схема была использована и в Зеленогорске. Но совершенно нагло они стали строить жилой дом и об этом прекрасно знала администрация».

Благодаря шуму в прессе, которую поднял Сергей, строительство апарт-отеля компанией ООО «Канда» удалось приостановить — дело зависло в судах. Сносить убожество никто не берется.

Конноспортивный комплекс в лесу?

Жительница Репино Александра Петрова-Кулакова в числе многих жителей Репино переживает за последний кусок леса в Репино около Дома творчества кинематографистов, на который еще 10 лет назад покусились инвесторы. «Этот проект — конноспортивный клуб — ну это же бред. Чтобы построить конно-спортивный клуб нужны поля — лошадям нужен выпас», — говорит Александра.

«С того момента мы встали на путь отстаивания этого участка леса, а он прилегает к территории ДТК — на него постоянно покушается компания „Курорт Девелопмент“. Прошло несколько публичных слушаний, жители активно участвуют». Из известных жителей Репино, кто выступал против — Олег Басилашвили. В поселке живут ректор СПБГУ Николай Кропачев, балерина Ульяна Лопаткина, дирижер Мариинского театра Валерий Гергиев. К участку леса прилегает жилой дом № 23 по 2-ой Новой улице — инвестиционные проекты по разработке участка леса затрагивают котельную, которая отапливает их дом.

История тянется с ноября 2010 года — тогда компании ООО «Курорт девелопмент»,
генеральным директором которой является Михаил Миропольский (он же числился директором ДТК «Репино») было выдано постановление о проведении изыскательских работ на участке площадью 2 га.

78535538_3102017899809454_7738392385662484480_n.jpg

В 2011‑м КГА утвердил условно разрешенный вид использования пятна — «для размещения крытых спорткомплексов». В 2013‑м компания «Курорт Девелопмент» представила проект планировки. Согласно проекту главный корпус ДТК ждала реконструкция под гостиницу, на месте котельной планировался апарт-отель на 110 квартир. На самом участке планировался спорткомплекс с бассейном и SPA-центром. Во время публичных слушаний жители выступили против планов инвестора, их поддержал Союз кинематографистов Петербурга, который является основным учредителем ДТК «Репино».

Инвестор от проекта не отказался — в 2014 году он обратился в арбитражный суд с требованием признать бездействие властей. Прошло несколько судов, проект доработали и в мае 2018 года жителей вновь пригласили на общественные слушания, которые снова закончились провалом для инвесторов.

Чтобы оградить участок леса от посягательств, люди пытались подать заявку на внесение участка в ЗНОП или признать его частью ООПТ, но им было отказано. «Мы прошли долгий путь от протестов по проекту конноспортивного комплекса, запросов на изменение функциональной зоны, установление высотного регламента 0. Конечно, то что районная комиссия отказала включить в ЗНОП, сильно осложнило защиту последнего зеленого массива в Репино», — с грустью отмечает Александра. — Какой очередной проект представлен на рассмотрение, мы не знаем, снова конноспортивный клуб или ещё что-то. Но пока на этом участке разрешено строить плоскостные сооружения, инвесторы будут представлять все новые и новые проекты. Мне искренне не понятно, почему комиссия по землепользованию не пресекла попытки инвесторов на захват участка включив её в список ЗНОП".

«Это очень удобно, ведь закон лес не защищает, — говорит Сергей Бугашев, который тоже принимает активное участие в судьбе леса. —  Это зона п2 — на ней можно практически все. У них либо уже есть инвестор, либо они его ждут».

Ирина Лебедева, глава МО заверила корреспондента MR7, что жители зря паникуют: «Участок леса у ДТК остался в той же зоне резерва — территория озеленения. Если бы ее включили в ЗНОП городского значения — то пришлось бы этот участок прокашивать и делать там парк — чтобы люди ходили гуляли по дорожкам. Территория будет дорогая к обслуживанию. А парк должен быть проходной со всех сторон. Сейчас там может быть инвестиционный проект, но все они (инвесторы) выходят на комиссию по землепользованию и застройке — и ему, а это один и тот же инвестор, всегда отказывают. Даже если он еще раз выйдет — ему еще раз откажут. Не надо паниковать. Мы как отстаивали эту территорию, так и будем отстаивать».

Откройте переезд в Комарово

Про Комарово рассказал Валентин Дриацкий, активный житель посёлка, семья которого проживает в посёлке с 1953 года.

По его словам главная проблема поселка в том, что в 2017 году его отрезали от социальной инфраструктуры, которая находится в Зеленогорске. Своей инфраструктуры в поселке нет. Случилось это после закрытия Комаровского железнодорожного переезда.

«Теперь жители вынуждены ехать в Репино (в противоположную сторону) по узкой и частично не освещённой дороге с плотным трафиком, Там совершать несколько километровый переезд по путепроводу над ж/д путями, потом возвращаться в Комарово и только тогда ехать в Зеленогорск. Это занимает лишних 10 километров и 15 минут в одну только сторону. А чтобы съездить туда и вернуться домой, то это уже 20 километров сверху и около 30 минут в дороге. Все местные жители знали, когда ходят скорые поезда и планировали свои поездки так, чтобы точно не стоять на переезде. Но даже если приехать под закрытие переезда под скорый поезд, всё равно постоять будет быстрее, нежели гнать в Репино, там крутится на путепроводе и возвращаться в Комарово. Вот это главная беда современного Комарово».

Жители также жалуются на то, что в Комарово нет своей амбулатории, медкабинета, аптеки, нет культурного центра с кружками и секциями для детей.

В общем, и в богатых пригородах есть проблемы.

Проект создан на средства гранта Санкт-Петербурга



По теме