В красе и подлости: зачем Минпромторг запрещает импортные ИВЛ? Фото: pixabay.com

В красе и подлости: зачем Минпромторг запрещает импортные ИВЛ?

1 июля 2019 13:11
Галина Артеменко

Правительство РФ ограничило закупки для государственных больниц импортных аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), аппаратов ингаляционного наркоза, эндопротезов суставов конечностей, костылей, кресел-стульев с санитарным оснащением, экзопротезов грудных желез на основе силиконового геля, которые необходимы после мастэктомии, ортопедической детской обуви.

Также ограничены госзакупки медициской марли, бинтов (стерильных и нестерильных), перевязочных пакетов и тампонов, масок медицинских, матрацев противопролежневых, абсорбирующего белья, пеленок и подгузников, а также различных биохимических реагентов.

На сайте правительства РФ сообщается, что аналоги каждого из этих медицинских изделий — а ограничения коснулись 14 позиций — «производятся в достаточном объеме не менее чем двумя российскими компаниями».

Ограничение — это не запрет, но оно подразумевает, что заявка на импортную продукцию не может участвовать в конкурсе, если подано не менее двух заявок о поставке российской продукции или продукции из Кыргызстана, Казахстана, Армении и Беларуси — то есть стран Евразийского экономического союза. Минпромторг и правительство обосновывают ограничения защитой внутреннего рынка и поддержкой российских товаропроизводителей.

Напомним, что в 2015 году, когда вышел закон об ограничении поставок зарубежного медоборудования, против выступали врачи, общественники, пациентские организации. Тогда удалось отстоять аппараты ИВЛ. Удастся ли теперь? Озабоченность новыми ограничениями уже высказали представители крупных благотворительных фондов, помогающих тяжелобольным людям, в частности, фонда «Живи сейчас». Корреспондент MR7.ru также попросил прокомментировать ситуацию представителей благотворительных фондов, работающих в Петербурге.

Президент Фонда «Альцрус», помогающего семьям, где есть люди с болезнью Альцгеймера (московский фонд недавно начал работу и в Петербурге, — Прим. ред.), Александра Щеткина:

— Я считаю, что в вопросах здравоохранения нужно руководствоваться, прежде всего, задачей сохранения здоровья и качества жизни граждан. По мнению специалистов, экспертов, ведущих врачей импортная медтехника является более современной, функциональной и безопасной, удобной в работе, более точной по показателям по сравнению с российскими аналогами.

На данный момент использование импортного медицинского оборудования позволяет спасать жизни, улучшать качество жизни тяжелобольных людей, сохранять их мобильность и возможность жить дома среди своих близких и родных.

Например, зарубежные аппараты ИВЛ для людей, страдающих БАС (боковым амиотрофическим склерозом), по мнению пульмонолога, эксперта фонда «Живи сейчас» Василия Штабницкого «позволяют человеку быть мобильным вплоть до купания в бассейне. Российские аналоги не могут этого обеспечить».

Когда в семью приходит беда — тяжелая болезнь — каждый из нас хочет дать все самое лучшее, обеспечить самое высокое качество лечения и оставаться со своим близким дома, а не в стенах больницы. В наших реалиях отечественное медицинское высокотехнологическое оборудование не может пока полностью этого гарантировать.

Елена Грачева, административный директор фонда AdVita, помогающего детям и взрослым с онкологическими заболеваниями:

— Любое уничтожение конкуренции ведет только к ухудшению качества. Если речь о здоровье людей — значит, к ухудшению качества жизни и здоровья людей. И если кто-то искренне полагает, что это польза для отечественного производителя — нет, не польза.

Потому что отечественный производитель должен за качество бороться, а не получать многомиллионные госзаказы на блюдечке с голубой каемочкой только потому, что его конкурентов искусственным образом устранили.

Этот перечень впервые появился в 2015 году и сразу же вызвал настоящую бурю: практикующие врачи и пациентские организации возмутились решением, которое касается жизни миллионов людей. К примеру, мобильных аппаратов ИВЛ, с которыми пациент не лежит привязанный, без возможности двигаться, а может перемещаться, в России нет. Оборудования для неивазивной вентиляции легких, то есть без трахеостомы и интубации, тоже нет.

А что значит работать реагентикой только отечественного производства? По многим позициям никаких отечественных реагентов нет и пока не предвидится.

И так далее, и тому подобное — от эндопротезов до инвалидных колясок, от перевязочных материалов до наркозных аппаратов, от томографов до установок «гамма-нож», от дефибрилляторов до микрохирургических расходных материалов.

Было написано сотни писем, приведены бесконечные аргументы. Более того, четыре года назад даже Минздрав выступил против этого списка!

Тогда закон приняли, но без уточняющего списка. Минпродторг во всеуслышание заявил, что услышал врачей и пациентов, и обещал создать рабочую комиссию и сделать все, чтобы люди не пострадали.

Прошло 4 года — и мы видим, что тот самый список, который вызвал бурю четыре года назад, реинкарнирован в первоначальной красе и подлости. В чьих интересах? Кто его пролоббировал в таком виде? Кому это выгодно? Уж точно не врачам и не пациентам.



По теме