Кино про адаптацию «чужих»

Кино про адаптацию «чужих»

3 апреля 2019 13:23
Анастасия Гавриэлова

Фильм 23-летней Нимасу Намсарен из Петербурга победил на университетском кинофестивале в Англии. Нимасу сняла короткую, но грустную историю о детях мигрантов и проблеме их адаптации в другой языковой среде.

Нимасу изучает кино в Кентерберийском университете. В Петербург ее привезли из Казахстана в двухлетнем возрасте: «Я наполовину бурятка, наполовину татарка: то есть моя мама выглядит как русская, а я — как азиатка. И я помню как это чувствовать себя человеком другой этничности. В этом возрасте хочется быть таким же как все, хочется быть не Нимасу, а Машей. И иногда это получается в ущерб своей культуре».

Фильм «Мавжуда» ее первый кинематографический опыт. Сюжет Нимасу взяла из жизни. Летом 2018 года она решила побыть волонтером в центре обучения мигрантов русскому языку при Еврейском общинном центре Петербурга. Она преподавала детям мигрантов русский и английский языки. Однажды произошел случай, впоследствии ставший сюжетом для фильма. В группу привели мальчика из Узбекистана, не знавшего русского языка. «Я не могла объяснить ему задание с картинками. Там была девочка лет тринадцати — Мавжуда, тоже из Узбекистана. И я попросила ее перевести. Она хорошо говорила по-русски. Но она почему-то отказалась. Мне было так странно — почему? Я долго ее уговаривала, уговаривала, и она все-таки согласилась помочь. У меня это отложилось в памяти. Я подумала, что тут может быть не простой каприз, а что-то более глубокое, не лежащее на поверхности».

Нимасу считала, что девочка боится говорить на другом языке, кроме русского: «Но потом я обсудила эту мысль с руководителем центра Леокадией Френкель, и она сказала, что, возможно, есть еще одна причина. Дети приезжают сюда, быстро учатся новому, начинают забывать свой язык и, когда их просят перевести что-то, они боятся, что могут сделать это неправильно и им потом скажут, что они свой родной язык забыли. Кроме того, они и русский язык знают еще не так хорошо, чтобы в полной мере выразить свои мысли и чувства. И получается, что они пребывают в состоянии „между“. От этого им, конечно, тяжело».

Об этой истории Нимасу сняла семиминутный фильм. Арендовала камеру и микрофон, героев нашла прямо в Центре. «Мне очень повезло с исполнительницей роли Мавжуды. У Дианы талант, я бы очень хотела снять с ней еще один фильм, — говорит Нимасу. — А вот героиню на роль бабушки я искала долго — это было самое сложное, потому что, в основном, бабушки либо дома в Узбекистане, либо боятся, либо стесняются. Поэтому все мои 6 претенденток отказались. Героиня нашлась случайно — я написала родственнице, она знала какую-то соседку и у нее есть друг, у которого есть бабушка родственницы. Мы встретились, и она согласилась». Съемки длились пять дней.

«Когда я самой Диане рассказывала историю, потому что ребенку проще рассказать, чем давать читать сценарий, я прям увидела, как она на эту историю реагирует, что она ее поняла, рассказывает Нимасу. — Был такой момент, когда в фильме девочка проходит мимо своей бабушки и игнорирует ее на улице, как будто они не знакомы. А мама потом ее спрашивает: ты что стыдишься нас? Я ей рассказала этот момент, и Диана опустила глаза и посмотрела на свои руки — а у нее ладошки вспотели. Это было прямо как в сценарии. В этот момент я точно увидела, что она чувствует, что я хочу ей рассказать».

Фильм Нимасу Намсарен выиграл в категории «Лучший фильм». Это был единственный фильм, снятый в другой стране и на другом языке. Нимасу подала заявки на различные фестивали, в том числе и в Петербурге и пока ждет ответов: «История Мавжуды, сама тема, пока я снимала, я поняла, что она глубже, чем я показала. Семи минут не хватает, чтобы ее раскрыть, поэтому в будущем я мечтаю снять об этом полнометражный фильм».

Леокадия Френкель, координатор программ в организации проекта Обучение детей мигрантов русскому языку в Еврейском общинном центре Санкт-Петербурга, говорит, что «наш проект обучения детей мигрантов русскому языку и их адаптация существует уже 7 лет. Фильм „Мавжуда“ нам, евреям, очень понятен, потому что мы когда-то были в такой ситуации. Наши бабушки и прабабушки пережили это. Например, мой дедушка из Могилева приехал поступать в Ленинград в 20-е годы. Он столкнулся с ксенофобией вокруг, и все евреи, которые пытались приехать в большие города и приезжали, перетаскивали сюда своих родственников — все встречались с негативным отношением — „какие-то чужие приехали“. В советское время в Ленинграде евреи составляли самое большое количество „чужих“.

Поэтому эта сторона вопроса нам очень понятна. И история про бабушку, которой стесняется девочка. Наши бабушки и мамы, они тоже стыдились свои родственников, этих местечковых евреев, которые не говорили по-русски или говорили с акцентом. Наши предки через это прошли, и вот настало такое время, что мы тоже должны помочь тем, кто оказался в такой же ситуации. Просто мы прочувствовали этот фильм».

Сейчас в Центре проходят обучение 24 ребенка от 4 до 15 лет из Грузии, Армении, Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана, Туркмении.



По теме