Власти Петербурга отказалась от системного исследования блокады Фото: eu.spb.ru

Власти Петербурга отказалась от системного исследования блокады

13 марта 2019 20:33
Галина Артеменко

Проект создания нового Музея обороны и блокады Ленинграда официально еще не отменен, а только заморожен, но уже понятно, что строить его не будут.

Лидер петербургских справедливороссов Марина Шишкина обратилась к врио губернатора Петербурга Александру Беглову с просьбой сохранить научную группу, которая работала в рамках проекта создания нового музея обороны и блокады Ленинграда. Сегодня Шишкина получила ответ из Смольного, подписанный даже не Александром Бегловым, а главой комитета по науке и высшей школе Андреем Максимовым. Власть ясно дала понять — в системной научной работе о блокаде не видит нужды:

«На сегодняшний день создание отдельного структурного подразделения <…>, ориентированного на проведение научно-исследовательской работы, не представляется возможным. Привлечение специалистов историков к реализации проектов, посвященных Великой Отечественной войне, а также обороне и блокаде Ленинграда может носить исключительно точечный характер в рамках конкретных проектов». То есть системного, серьезного знания о блокаде нам не надо.

Проректор Европейского университета, доктор исторических наук, историк блокады, возглавлявший экспертный совет по созданию музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда», Никита Ломагин поедет в Москву, чтобы встретиться с лидером партии «Справедливая Россия», депутатом Государственной Думы Сергеем Мироновым и обсудить с ним возможность создания Института памяти, посвященного обороне и блокаде Ленинграда.

Корреспондент MR7.ru встретилась с Никитой Ломагиным и поговорила с ним о том, что удалось сделать рабочей группе и в чем вообще смысл системного знания.

— Никита Андреевич, что удалось рабочей группе, пока проект создания нового музея не был заморожен?

— Мы говорим не о конкретных людях — участниках нашей группы, а об общественном благе. На наш взгляд, общественным благом является то, что как бы счастливо или несчастливо ни развивалась судьба отдельных музеев, все равно в городе такому явлению и событию, как оборона и блокада Ленинграда, должно соответствовать осмысление на уровне научного сообщества. Городу нужен Институт памяти, кто в него будет входить, как он будет функционировать — это предмет обсуждения, прежде всего, профессионалов. Будет ли он в виде отдельных проектов или институций, созданных на частные деньги, частно-государственного партнерства — все это обсуждаемо. Но это наш долг, а не желание какой-то отдельной группы историков себя сохранить.

Мы сделали серьезный задел — нам удалось фактически подготовить научную концепцию нового музейно-выставочного комплекса, иную, нежели это было в традиционном музее.

Мы подготовили ее на основании более чем трех тысяч документов, выявленных нами в российских и зарубежных архивах. Причем значительная часть этих документов была недавно рассекречена и только входит в научный оборот. По основным направлениям экспозиции, которую мы называли будущей, мы подготовили объемные исторические справки, опирающиеся на эти архивные источники.

Напомню, что научная концепция музея была одобрена на экспертном совете в ноябре минувшего года, мы получили хорошие отзывы от Геннадия Леонтьевича Соболева, известного историка блокады, от коллег из Института истории РАН, исследователей из Москвы. Практически все, за редким исключением, ученые, чья область интересов — военная история, история блокады, принимали участие в работе этого экспертного совета, изучении и одобрении концепции. Никто не выразил серьезных возражений, включая директора нынешнего Музея обороны и блокады Ленинграда в Соляном переулке. Этот важный документ — один из итогов нашей работы.

— Что вы намерены делать сейчас?

— Мы будем вести переговоры, искать финансирование на издательские и исследовательские проекты, на создание виртуального музея блокады. Мы не собираемся завершать нашу работу.

Конечно, жаль, что мы несколько потеряли темп и время, а самое главное — получили некую демотивацию со стороны новой команды временно исполняющего обязанности губернатора. Это нам не очень понятно, но, видимо, там есть какие-то высокие мотивы.

Понятно, что Владимир Владимирович выделил из своего резервного фонда средства для развития музея в Соляном переулке, может быть, подразумевается, что этих средств хватит для того, чтобы проводились и какие-то исследования. Но мы-то говорим о новом формате организации музейно-выставочной деятельности, которая основывается, прежде всего, на серьезных постоянных исследованиях.

Нашей группе удалось собрать значительное количество артефактов — и это заслуга Милены Николаевны Третьяковой — народ поверил в будущий музейно-выставочный комплекс, люди делились с нами своими семейными реликвиями. И то, что правительство Петербурга, принявшее сначала решение о создании музея, а потом фактически закрывшее проект, официально так и не объявив это людям, поверившим в него, вызывает серьезные вопросы.



По теме