Вы, батенька, не псих?

Вы, батенька, не псих?

5 июля 2018 11:39

Взгляд эксперта: наш собеседник — директор Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В. М. Бехтерева, профессор Николай Незнанов.

По прогнозу Всемирной организации здравоохранения, к 2020 году сердечно-сосудистые недуги уступят «пальму первенства» депрессиям. Все большему количеству людей становится знакомым состояние, когда полностью отсутствует способность получать от жизни удовольствие, словно эта жизнь потеряла все свои краски, оставив только серый цвет. И это происходит даже весной, когда вроде бы и небо голубое, и «птицы с юга прилетают».

Но именно смена «настроения» в природе становится и испытанием для жителей большого мегаполиса. По статистике, сегодня жертвами депрессии являются почти 5% населения планеты. При этом только чуть более одного процента из общего числа больных отдают себе отчет в том, что больны. Две трети лиц, страдающих депрессией, обдумывают способ ухода из жизни и 15% приводят свой замысел в исполнение.

— Вспомните свое состояние, когда вы были студентом, в последнюю ночь перед экзаменом — это не что иное, как невротическая реакция, или психическое расстройство, — продолжает Незнанов. — Но не стоит думать, будто если психическое заболевание возникает, оно останется на всю жизнь. Сколько раз в жизни можно болеть ОРЗ или ангиной, или гриппом? Немало психических расстройств возникают под воздействием стрессогенной среды и исчезают, когда обстоятельства меняются или человек как-то справляется с ситуацией. Забеспокоиться надо, если такое состояние становится хроническим, если теряешь контроль над своим поведением, не можешь полноценно работать, потому что зафиксирован на своих переживаниях, не спишь по ночам или, напротив, сутками не можешь оторвать голову от подушки.

Депрессия редко проявляется изолированно — чаще всего она сочетается с другими заболеваниями. Около половины пациентов с ишемической болезнью сердца или гипертонией, например, имеют отчетливую депрессивную симптоматику. И наиболее частый механизм развития таких депрессий — это реакция человека на свою болезнь.

— Может, повинен в нашем депрессивном настроении дождливый климат Петербурга?

— Причин развития депрессии может быть масса. У кого-то для возникновения эмоционального расстройства была биологическая предпосылка: низкий уровень в крови таких гормонов, как серотонин и норадреналин. Первый считают ответственным за многие поведенческие характеристики: за настроение, сексуальную активность, агрессию, тревогу. А норадреналин — вещество, которое повышает активность человека, бодрое отношение к миру. В других случаях причиной развития депрессии могут стать соматические болезни (та же гипертония), а частенько депрессию вызывает некое сильное стрессовое воздействие. В этой роли может выступить и плохая безрадостная погода: депрессии, как известно, обостряются не только осенью, но и весной: голубое небо требует от человека активных действий, но сил на них по какой-то причине у него нет…

Будучи как-то в командировке в США, я взял у коллег методику быстрого, так называемого скринингового, обследования пациентов на наличие у них депрессии. Цифры, которые мы получили, проведя опрос среди студентов медицинских вузов Петербурга, кардиологических пациентов и работниц одного из крупных городских предприятий, нас потрясли: диапазон депрессий был от 40% и выше!

Я тогда поймал себя на мысли, что, возможно, депрессия просто стала привычной формой существования наших людей. Мы не замечаем своего постоянно подавленного настроения так же, как не замечаем привычной одежды — мы срослись с нею. И проблема в том, что у нас обращение к психотерапевту, к психиатру сопряжено с дополнительной психотравмой: ты как бы признаешь, что сам с собой не справляешься. Кроме того, человек опасается, что окружающие будут говорить: «Да он же псих, он и к врачу ходит».

— Такое отношение к психотерапии — чисто наше, российское, или «общечеловеческое»?

— Зависит от уровня общей культуры в обществе. В России культура отношения к своему здоровью такова, что за медицинской помощью мы обратимся только если исчерпаны другие варианты. Мы когда-то проводили исследование: выясняли, обращаются ли люди, которые в силу очень интенсивной работы страдают бессонницей, повышенной раздражительностью и т. д., за помощью, — хотя бы к психологу. Ответ был единодушный: «Нет». Ключевым объяснением было: «А зачем? Мое состояние — нормально для ситуации, в которой я нахожусь». Но от того, что это «нормально для ситуации», это не становится нормальным для жизни.

Наше столетие уже называют веком депрессий, нетрудоспособность из-за них будет нарастать, а больные как не шли, так и не идут в традиционные психиатрические учреждения. И не только потому, что «стесняются», а потому что иногда годами ходят по другим специалистам. Вначале депрессия может проявляться в неспецифических нарушениях, — например, в виде болей, и пациент лечит то одно, то другое. Допустим, человека мучает отрыжка, ему ставят диагноз «гастрит», а на самом деле в силу повышенной тревожности он просто заглатывает много воздуха.

У нас, к сожалению, депрессии «пропускаются» именно на уровне участкового врача. Человек приходит на прием и жалуется: мол, очень болит сердце. Доктор проводит необходимые исследования и говорит: не выдумывайте, у вас все нормально! И ему в голову не придет отправить пациента к психотерапевту, например.

— Напомним и горожанам, и их докторам признаки развития депрессии. Устойчиво плохое настроение, постоянная усталость…

— … так называемая ангедония — потеря интереса к ранее интересной, приносящей удовольствие деятельности. А еще — не проходящее чувство вины, тревоги и страха, заниженная самооценка, нестабильный аппетит (одни худеют, другие, напротив, могут прибавлять в весе). Такие же нарушения происходят и со сном: то бессонница, то пересыпания… Если все это с вами происходит, поспешите к психотерапевту — благо, найти таких специалистов в крупных городах России, в том числе и в Петербурге, теперь не сложно.

Важно понимать, что эмоциональное напряжение — это не что-то абстрактное, повисшее в воздухе. Оно действует на системы организма: эндокринную, сердечно-сосудистую, на желудочно-кишечный тракт. До определенного возраста мы перемалываем эти нагрузки, но напряжение нарастает, а физически мы слабеем, особенно если не поддерживаем свое тело в определенных физических параметрах: я не о спорте говорю, а об элементарной физической активности. Напряжение остается, надо его снять, и как чаще всего снимают?

— С друзьями на кухне за рюмкой чая…

— Хорошо, если друзья есть, а чаще выпить в одиночку — традиционный способ. При этом человеку сложно самому оценить состояние своей психики. Вот он просыпается, его ничто не радует, и он начинает искать причину. И что-нибудь да найдет: либо плох мир, либо он сам. А, как известно, нет ничего сложней, чем жить в согласии с самим собой.

Справка

В США еще в начале 1990-х решили лечить тревогу и депрессию на ранней стадии не в психиатрических стационарах, куда люди сами не идут, а обучать врачей общей практики. И теперь именно они решают эту задачу — когда жалобы пациента не вкладываются в определенную картину соматического заболевания, они проводят обследование и, установив признаки депрессии, назначают легкий препарат. И лишь в тех случаях, когда они не видят в течение какого-то времени улучшения состояния, они отправляют человека уже к психиатру. Кроме эффекта медицинского, был и колоссальный экономический результат: за 4 года экономия средств на лечение психических заболеваний выросла вдвое.

История вопроса

Начало. В мире первые психиатрические отделения, как правило, организовывались в военных госпиталях, где, по существу, и формировались научные подходы к пониманию психических расстройств.

Психиатрическая служба в советской России начала зарождаться в 1918—1919 годах, когда при Наркомздраве была организована комиссия по психическому здоровью населения, и основным направлением развития психиатрической помощи была выбрана профилактика психических нарушений. Акцент делался на промышленные предприятия и партийный актив.

В 20-е годы организовывались соответствующие клиники. В стране была полная разруха. Тем не менее именно тогда сложилась диспансерная служба психиатрической помощи населению, которая уже в 50-е и в 60-е годы активно развивалась. В те годы зарубежные коллеги успешно перенимали опыт российской диспансерной психиатрии.



По теме